Учебные материалы


аправо поехать, – коня потерять.



Карта сайта newsfuck.ru

А прямо – заплачет несчастная мать,

Услышав печальную весть.

Два друга у витязя: честь и скакун.

Без них ему – верный конец.

Не раз выручали на ратном веку

Друзья из смертельных колец.

Задумался витязь, читая скрижаль.

О, как всё же выбор жесток!

Туманна лесная суровая даль,

И кровью алеет восток.

Виктор Михайлович

Васнецов

(1848 – 1926)

русский живописец

ВЛАДИМИРКА

Дорога пустынна. Но слышно

Бряцанье железных цепей.

По верстам осенним, раскисшим

На каторгу гонят людей.

Печальному звуку внимая,

Природа роняет слезу.

Но черные тучи сдвигая,

Нам небо пророчит грозу.

Умолкло бряцанье железа,

Ушло в непроглядный туман.

И ливня сплошная завеса

Размоет следы каторжан.

Исаак Ильич Левитан

(1860 – 1900)

русский художник-пейзажист

ВОЕННЫЙ СОВЕТ В ФИЛЯХ

Своих генералов собрал на совет

Фельдмаршал – великий Кутузов.

Вопрос непростой: защищать или нет

Москву от проклятых французов.

Второго сражения не пережить –

Уж очень неравные силы.

Не лучше ли сделать

маневр – отступить?

Врагу же – народные вилы.

И, выслушав мненья,

фельдмаршал сказал:

-К Тарутину мы отступаем.

Но ждет Бонапарта жестокий провал,

Господь нам поможет, я знаю.

Алексей Данилович Кившенко

(1851 – 1895)

русский художник

ВСАДНИЦА

Как будто в седле родилась:

Стройна и свободолюбива.

С конем у ней прочная связь,

Как он, горяча и строптива.

Свист ветра в ушах для нее –

Мелодия, лучшая в мире.

А скачка по солнечной ниве –

Счастливейшее бытие.

По жизни проскачет она

Галопом, как тот иноходец.

В поступках и мыслях вольна,

Подвластна лишь дикой природе.

Карл Павлович

Брюллов

(1799 – 1852)

русский художник

ВСЮДУ ЖИЗНЬ

Казалось, всё убито здесь.

Но, посмотри-ка, –

сквозь брусчатку

Пробилась нежная лапчатка –

О жизни благостная весть.

На это чудо новизны

Глядят из-за решетки люди.

И, забывая серость будней,

К свободе тянутся они.

Как та трава под мостовой,

Они в темнице обитают

И в сновидениях мечтают

Коснуться зелени живой.

Николай Александрович

Ярошенко

(1846 – 1898)

русский художник

ГАДАЛКА

Цветастая юбка да черные глазки

Ее выделяют в базарных рядах.

И мимо прохожие не без опаски

Спешат, не скрывая презренье и страх.

Она же смеется над диким поверьем,

Раскинув на столике карты таро.

Открыты ей в тайну заветные двери.

Ее предсказаниям верит народ.

Что было, что будет, по картам читая,

Она – мастерица утешить людей.

Свою же судьбу никогда не узнает,

Навечно уснув у палатки своей.

Франс Халс

(1580\1585 – 1666)

голландский художник

ГЕРНИКА

Ощущенье ужаса и горя

Диссонансом поражает нас.

С логикой прогресса вечно споря,

Смерть имеет доводов запас.

Но руины города взывают

Осудить убийство навсегда.

Тени мертвых маревом витают,

Вечные, как дальняя звезда.

И пока есть войны на планете,

Тот испанский город, как набат,

Собирает всех людей на свете

На борьбу за розовый закат.

Пабло Пикассо

(1881 – 1973)

испанский художник

ГИТАРИСТ

Перебор гитарных струн

Давние напомнил годы.

Был беспечен я и юн,

Жаждал истинной свободы.

По степи я колесил

Вместе с волею цыганской.

И растратил много сил

С огнеглазой молдаванкой.

Танцевала для меня,

Легконогая, как ветер.

И, монистами звеня,

Мне мигала, чтоб заметил.

Пламенея, как свеча,

Под старинною кибиткой,

И сладка, и горяча,

Целовала ночью зыбкой.

Где ты, молодость моя,

Чернобровая цыганка?

Лью на струны слезы я –

Пой, гитара, пой, испанка!

Василий Андреевич Тропинин

(1776 – 1857)

русский художник

ГОНЕЦ

Плывет он, волны рассекая,

Тревогу на губах несет:

Славяне, честь свою теряя,

Загрузка...

Пошли войною род на род.

Братоубийство – катастрофа

И ликованье для врагов.

Раздоры, распри – как Голгофа.

Уж, видно, рок у нас таков...

Зовет гонец к согласью, к миру

Людей славянских языков,

Чтобы во мгле земных веков

Не потерять своих кумиров.

Николай Константинович

Рерих

(1874 – 1947)

русский художник

ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ

От птичьего грая оглохла округа:

Грачи прилетели в родные края.

И, строя гнездовья, кричат друг на друга,

Гоняют ворон от родного жилья.

Гуляют грачи под звенящей капелью

Во фраках и бабочках – вот красота!

И дышит земля предвесеннею прелью,

А в небе – ни облачка: синь, чистота…

И пусть еще снег кое-где не растаял,

И лед на реке еще крепок вполне,

Но, пар поднимая от черных проталин,

Грачи нам кричат о грядущей весне.

Алексей Кондратьевич Саврасов

(1830 – 97)

русский художник-пейзажист

ДАНАЯ

О ты, прекрасная Даная!

На ложе пурпурном, нагая,

Раскинулась во всей красе.

И ждешь, когда придет властитель,

От мук душевных избавитель,

Кто искусил тебя при всех.

Даная, о, как ты прелестна!

И это всем давно известно:

И людям, и Богам земным.

Ты мир подлунный украшаешь,

Собой гармонию являешь

И о тебе слагают гимн.

Наш вседержитель Зевс недаром

Твоим поддался нежным чарам

И весь горит в огне любви.

В быка он, превратившись, тайно

К тебе, Даная, на свиданье

Ходил со страстию в крови.

Рембрандт

(1606 – 69)

голландский художник

ДЕВОЧКА С ПЕРСИКАМИ

Плоды тропических широт

Девчонка держит, словно чудо.

Они свежи, сочны, покуда

Их не коснулся нежный рот.

Девчонка радости полна,

Сама, как персики, румяна.

Глаза ее – цветок тюльпана,

Лицо – как юная весна.

Дитя невинное, резвись,

Пока ты молодо, здорово.

И каждый день – как Божье слово,

Что нас зовет в святую высь.

Валентин Александрович

Серов

(1865 – 1911)

русский художник

ДЕВЯТЫЙ ВАЛ

Бросает, точно щепку,

Наш плотик на волне.

Держись, приятель, крепко,

Не то уснешь на дне.

А белая рубаха –

Обычай моряков.

Вперед же! И без страха!

Характер их таков.

Над темною пучиной

Пройдут по гребням волн.

Судьбе своей счастливой

Пошлют земной поклон.

Иван Константинович

Айвазовский

(1817 – 1900)

русский художник

ДЕЛЕГАТКА

Красная косынка,

Темно-синий бант.

Комсомолка-Нинка –

Ум не по годам.

Верит и в Коммуну,

И в социализм.

Любит Бела Куна,

Гонит прочь цинизм.

За активность в жизни,

Жаркие слова,

Принимай же Нинку,

Красная Москва!

Георгий Георгиевич Ряжский

(1895 – 1952)

советский художник

ДЕМОН

Задумчив, грозен и… несчастен,

По сути, – вечно одинок,

Он тяготится высшей властью,

Скитаясь в небе без дорог.

Нигде он не нашел приюта.

Душа, как Космос, холодна.

А в голове гуляет смута:

Зачем такая жизнь дана?

Для искупленья, покаянья

Она дается лишь тому,

Кто носит в сердце упованье,

Надежду – тяжкую суму.

Михаил Александрович

Врубель

(1856 – 1910)

русский художник

ДЕТИ, БЕГУЩИЕ ОТ ГРОЗЫ

Гроза детвору напугала,

И громом, и ливнем косым.

Порывы ненастного шквала

Детей гонят к стенам родным.

Скорее под крышу, на печку,

В тепло материнской любви.

Там ровно забьется сердечко

В дрожащей от страха груди.

Забудутся мокрые ветки

И молний слепящий зигзаг,

Когда, как бывало нередко,

Сон сморит усталых ребят.

Константин Егорович

Маковский

(1839 – 1915)

русский художник

ДЖОКОНДА

Говорят, ее улыбка –

Знак болезненной души.

Утвержденье это зыбко,

Ему верить не спеши.

Не спеши умалишенной

Мону Лизу обозвать.

Это маска, безусловно,

Чтобы лучше мир понять.

Под лукавым женским взором –

Любопытство и покой.

Не смущай ее укором, –

Наслаждайся красотой.

онардо да Винчи

(1452 – 1519)

итальянский художник

ДОПРОС КОММУНИСТОВ

Они попались на опушке,

Когда тропинкой шли к своим.

Допрос у белых – не игрушки.

Но коммунистов не сломить.

Молчат, верны святой присяге,

Что дали братьям, там, в лесу.

Презренье к смерти и отвага

Покой и стойкость им несут.

Они пройдут любые пытки.

И на рассвете над рекой

Уйдут с бессмертною улыбкой

И с верой в самый лучший строй.

Борис Владимирович

Иогансон

(1893 – 1973)

советский художник

ЗАХАРКА

Его купили по дешевке,

Как будто он – простая вещь.

Приказы исполняет ловко,

Иначе в наказанье – “лещ”.

-Захарка! – слышится из спальни. –

Иди-ка, пятки почеши!

И он бежит на зов хозяйки,

Словно щенок на свист спешит.

Пока он мал – не понимает,

Что рабство – не его удел,

Что есть на свете жизнь другая,

Где вольный ветер пролетел.

Алексей Гаврилович

Венецианов

(1780 – 1847)

русский художник

КАЗАКИ

ЗАПОРОЖСКОЙ СЕЧИ

ПИШУТ ПИСЬМО

ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ

Запорожцы собрались однажды,

Чтоб султану написать в Стамбул.

Дело коллективное. И каждый

Свое слово в письмецо ввернул.

Шутки, смех, соленые словечки –

Всё смешалось на бумаге той.

Братство славной Запорожской Сечи

Показало турку норов свой.

И завянут уши у султана

От такого дерзкого письма.

Не боятся, видно, ятагана

Сыновья бурливого Днепра.

Илья Ефимович Репин

(1844 – 1930)

русский художник

КНЯЖНА ТАРАКАНОВА

Погибель подходит всё ближе

К ногам непокорной княжны.

И нет ей спасения свыше

От мрака холодной волны.

Она доверяла Орлову.

Он выдал княжну с головой.

По подлому, страшному слову –

В темницу ее, под конвой.

Да, знаем: княжна преступила

Престолонаследный закон.

Но есть христианская милость,

Как высший указ всех времен.

Константин Дмитриевич

Флавицкий

(1830 – 66)

русский художник

КОНЕЦ

Перекошены лица нацистских вождей,

Уже близок для них час расплаты.

За страданья и горе невинных людей

Только смерть – и не будет пощады.

А над ними – Берлин, весь в руинах лежит,

Побелевший от флагов смиренья.

Трассы пуль улетают в весенний зенит –

То победный салют обновленья.

Кукрыниксы:

КОЧЕГАР

У него – тяжелая работа,

В кожу вьелась угольная пыль,

Тело маслянистое – от пота,

На штанах истерлась кошениль.

Но рукой, привычною к лопате,

Он бросает в топку уголек,

Чтоб хозяин скромную зарплату

За проступок удержать не смог.

Легкие износятся с годами,

Он уйдет до срока на покой.

И в душе умрет живое пламя

Без угля – работы огневой.

Николай Александрович

Ярошенко

(1846 – 98)

русский художник

КРУЖЕВНИЦА

Нелегок труд у кружевницы,

Но красоту плетет она.

Поют коклюшки, будто птицы,

Когда приходит к нам весна.

Узоры – солнечные блики,

А нити – жаркие лучи.

И тоньше греческой туники

Рисунки золотой парчи.

Нам труд ее, как воздух, нужен,

Чтобы украсить наш уют.

Течет поток старинных кружев,

Что руки нежные плетут.

Василий Андреевич

Тропинин

(1776 – 1857)

русский художник

КУПАНИЕ

КРАСНОГО КОНЯ

Конь-мечта: упрям, игрив.

Ты из сна явился, что ли?

Проскачу с тобой на воле

По раздолью тучных нив.

Манит свежестью река –

Долгожданная прохлада.

Это нам с конем награда

За работу на лугах.

Солнце брызнуло лучом,

Скакуна залило краской.

Я любуюсь дивной сказкой,

И все беды – нипочем.

Кузьма Сергеевич

Петров-Водкин

(1878 – 1939)

советский художник

ЛОСИ

Лесные великаны:

Рога – под небеса!

Явилась из тумана

Природная краса.

Идут степенно лоси

На ближний водопой.

Ковер им стелит осень

У взгорка над рекой.

Живите, великаны, –

Хозяева лесов.

За вами – океаны

Зеленых голосов.

Алексей Степанович

Степанов

(1858 – 1923)

русский художник

МАДОННА С МЛАДЕНЦЕМ

Все женщины похожи на нее

В святой момент кормления младенца.

И нет в природе большего блаженства,

Чем матери нелегкое житье.

Глаза Мадонны излучают свет

Любви и неземного состраданья.

В душе ее горит одно желанье

Избавить малыша от тяжких бед.

Гармония единства душ и тел –

Мать и дитя! И вечная тревога

За сына, что отправился в дорогу.

Над ними светлый ангел пролетел.

Леонардо да Винчи

(1452 – 1519)

итальянский художник

МАРТ

Горячим ветром снег смело.

Стремится к обновленью снова

Земля, уже принять готова

Лучей живительных тепло.

Деревья смотрят в синеву,

Лелея вечную надежду

Облечься в новую одежду –

Густозеленую листву.

А солнце льется с высоты

Горячим, яростным потоком,

Питая животворным соком

Подснежники – Весны цветы.

Исаак Ильич

Левитан

(1860-1900)

Русский художник

МОСКОВСКИЙ ДВОРИК

Невдалеке шумит Москва.

Здесь – тишина, покой.

Дубов зеленая листва

Шатром над головой.

Застыло время средь ветвей

Изогнутым сучком.

Залетный курский соловей

Щебечет под кустом.

Сюда от шумной суеты

Бежим мы иногда.

Здесь – дух извечной доброты

И счастья. Навсегда.

Василий Дмитриевич

Поленов

(1844-1927) русский художник

НА СТАРОМ

УРАЛЬСКОМ ЗАВОДЕ

Сошлись два мира: труд и капитал.

Их разговор – сплошные пререканья.

В глазах горит расплавленный металл.

И ненависть убила состраданье.

Заводчик зол: не слышит жалоб он,

До денег жадный и в меха одетый.

Рабочий худ, недугом поражен.

Ему на всё наложены запреты.

Но зреет гнев: из доменной печи

Он разольется огненною лавой.

Пожарами в холодной злой ночи

Сгорит тысячелетняя держава.

Борис Владимирович

Иогансон

(1893 – 1973)

советский художник

НЕ ЖДАЛИ

Он пришел. Его не ждали.

Но тем слаще радость встречи.

Слезы, сбивчивые речи,

Удивленье лишь в начале.

Он вернулся издалёка:

Вот и кончилась разлука.

Прочь ушли страданье, мука

Жизни тяжкой, одинокой.

Неожиданный подарок

Всех приятней и дороже.

На Судьбу пенять негоже:

Ее лик и строг, и ярок

Илья Ефимович Репин

(1844 – 1930)

русский художник

НЕИЗВЕСТНАЯ

Лицо, закрытое вуалью,

Туманом скрытый экипаж, –

Отозвалось в душе печалью

Виденье, призрачный мираж.

В сыром промозглом Петербурге,

Когда уныло всё вокруг,

Она неслась в пролетке гулкой,

Домой спешила от подруг.

Тот образ Незнакомки милой

Из рамы на людей глядит.

Он обладает тайной силой,

Как электрический магнит.

0.

Иван Николаевич

Крамской

(1837 – 87) русский художник

НЕРАВНЫЙ БРАК

Невеста несчастна, жених староват,

И деньги любовь заменили.

И в фарс превратился венчальный обряд –

Теперь им страдать до могилы.

Бедняжка не хочет идти под венец,

Да жаль ей родителей милых.

Угаснут от бедности мать и отец,

Истратив последние силы.

На жертву пошли, чтобы дочку спасти

От участи нищенской жизни.

Но счастье не сможет она обрести:

Не свадьба ее здесь, а тризна.

Василий Владимирович Пукирев

(1832 – 90) русский художник

НОВАЯ МОСКВА

В открытой машине мы едем

По залитой солнцем Москве.

Светило, как орден Победы,

Над нами горит в синеве.

И радостны, счастливы лица

Прохожих – родных москвичей.

С небес ловит наша столица

Тепло животворных лучей.

Арбатом, Полянкой, Неглинной,

Восторга и счастья полны,

Мы едем в открытой машине,

В прекрасную жизнь влюблены.

.

Юрий Иванович

Пименов

(1903 – 77) советский художник

ОБОРОНА

СЕВАСТОПОЛЯ

Зубами стиснув ленты бескозырок,

Матросы шли в последний лютый бой.

Сжигал фашистов огненный прибой

Гранат и зажигательных бутылок.

И превращались в витязей былинных

Те краснофлотцы: плечи – в небеса!

Они творят земные чудеса.

И не страшны ни пули им, ни мины.

Пусть ползают у ног армады танков,

Похожих на усатых пауков,

Конец всей этой нечисти таков:

Сожгут, раздавят как в стеклянной банке.

.

Александр Александрович

Дейнека

(1899 - 1969)

советский художник

ОБНАЖЕННАЯ МАХА

Вот лежит обнаженная Маха.

Руки сложены за головой.

А в глазах-ни смущенья, ни страха. Лишь надменный холодный покой.

Красота-вот оружие Махи. Им она побеждает мужчин. И готовы дойти все до плахи, Только б видеть мизинчик один.

Ее лоно-бокал золотистый. Полон он молодого вина. Кто испил сей напиток игристый, Тот познал ее нежность сполна.

Но как только заря проникала

В ночи сладкие грёзы, тотчас

Маха с ложа мужчин прогоняла.

И суров был ее звонкий глас.

Но один не послушался деву, Укротив дикий нрав ее вмиг.

И, внимая блаженства напеву, Глубину мирозданья постиг.

Франсиско Гойя

(1746 – 1828)

испанский художник

ОПЯТЬ “ДВОЙКА”

Сестра и мать глядят с укором

На второклассника Петра.

Чернеет сердце от позора,

И плакать мальчику пора.

И только Жучка-собачонка,

Подружка детских резвых игр,

Встречая Петю, лает звонко,

Развеяв неприятность вмиг.

Ей всё равно, что за отметка

Стоит сегодня в дневнике.

Хвостом виляя, лижет метко

Крупинки-слезы на щеке.

Нам преданы всегда и всюду

Четвероногие друзья.

Их верность – подлинное чудо.

И это отрицать нельзя.

Федор Павлович

Решетников

(1906 – 88)

советский художник

ОТДЫХ

ПОСЛЕ БОЯ

Меж боями – передышка.

Вася Теркин – тут как тут.

И пока войны не слышно,

Он собрал солдатский круг.

Точно знает Вася Теркин,

Чем бойцов развеселить.

Песни, шутки, поговорки –

Вьется разговора нить.

В эти краткие минуты

Заряжается солдат

Жизнелюбием, как будто

Вправду черт ему не брат.

Юрий Михайлович

Непринцев

(1909 – 96)

советский художник

ОХОТНИКИ

НА ПРИВАЛЕ

Собрались охотники – бравые ребята –

Отдохнуть, погреться у костра.

Видно, что добычею все они богаты, –

Значит, байкам настает пора.

Как же не похвастаться выпавшей удачей:

А трофеи – сбоку, под рукой.

Жить азартом, волею – так и не иначе!

По душе им вечный непокой.

Слушают приятели хвастуна лихого:

Верят, иль не верят – не понять.

Отдых их недолог – на рассвете снова

Чернотропом ельника шагать.

Василий Григорьевич

Перов

(1833 – 82)

русский художник

ПЕРЕХОД СУВОРОВА

ЧЕРЕЗ АЛЬПЫ

Нам и Альпы – не преграда:

Одолеем Сен-Готард!

Если надо – значит, надо:

Погоди же, Бонапарт!

Нас ведет Суворов бравый,

Для солдат – отец родной.

Он снискал России славу,

Полководец и герой.

И с фельдмаршалом пройдем мы

Тот проклятый Чертов мост.

И походною колонной

Прищемим французам “хвост”.

Василий Иванович

Суриков

(1848 – 1916)

русский художник

ПИСЬМО С ФРОНТА

Дорогой солдатский треугольник.

Как же ждал его ты, сын бойца!

Затаив дыхание невольно,

Ты читаешь письмецо отца.

Между строчек видится знакомый,

С детских лет родной отцовский лик.

Пусть сейчас он далеко от дома,

Но твоя душа его хранит.

Ты желаешь своим хрупким телом

Защитить отца от смерти злой,

Чтобы он отважно и умело

Бил врагов в атаке огневой.

Александр Иванович

Лактионов

(1910 – 72)

советский художник

ПОДСОЛНУХИ

Братья солнца. Без его

Жаркого, живого света

Вянут на исходе лета,

Жмых, роняя на жнивье.

Каждым утром на Восток

Смотрят в трепетной надежде

Встретить брата. И, как прежде,

Воспринять любви поток.

Винсент Ван Гог

(1853 – 90)

голландский художник

ПОЕДИНОК

ПЕРЕСВЕТА С ЧЕЛУБЕЕМ

НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ

На поле Куликовом тишина.

Но помнится великое сраженье.

Россия не забудет имена

Погибших за ее освобожденье.

Среди героев первый – Пересвет:

Монах и воин богатырской силы.

Всегда он помнил Сергиев завет:

С врагами биться крепко, до могилы.

Он на рассвете принял первый бой,

На поединок вызвав Челубея.

Его сразив, на землю пал герой

И принял смерть, спокойно, не робея.

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ АВИЛОВ

(1882 -1954)

СОВЕТСКИЙ ЖИВОПИСЕЦ

ПОСЛЕДНИЙ

ДЕНЬ ПОМПЕИ

Покрытый пеплом и золой,

Залитый огненною лавой,

Он под Везувием-горой

Обрел в веках мирскую славу.

Могилой город древний стал,

Когда земля вдруг задрожала,

Вокруг темно и жутко стало,

И рухнул Весты пьедестал.

За что прогневался Вулкан

На жителей Помпеи древней?

Молчит Везувий-великан

Под синим итальянским небом.

Карл Павлович

Брюллов

(1799 – 1852)

русский художник

СПЯЩАЯ ВЕНЕРА

Венера спит. Ее глубокий сон

Амуров хрупких стайка охраняет.

Улыбка на устах благих играет.

Луна на небе заняла свой трон

И смотрит на Венеру свысока,

Любуется ее прекрасным телом,

В котором нет изъяна. И предела

Гармонии нет тоже. А пока

Богиня отдается вся Морфею,

Рассмотрим же подробно те черты,

Слывут что эталоном красоты:

Мы в сказках наделяем ими фею.

Вот грудь Венеры. Как она бела

И трепетна. Подобна лепесткам

Нежнейшим розы, что назло ветрам

Цветет, благоухает, всем мила.

И розовый бутон ту грудь венчает.

Он в детстве всех нас молоком поит,

А в юности красой своей манит

И смелые желанья возбуждает.

Джорджоне

(1476\1477 – 1510)

итальянский художник

ПЕРЕЧИТЫВАЯ ЗАНОВО

БУКЕТ ИМЕН

АГАТА

Бытие украсила,

Счастье подарила.

С ней светло и празднично,

Без нее – уныло.

Ее взоры дивные,

Будто самоцветы.

Радужными ливнями

Мои дни согреты.

Пусть ее, бесценную,

Обойдут невзгоды.

И с любовью верною

Мы идем сквозь годы.

АГЛАЯ

Моими чувствами играя,

В открытом платье ты пришла.

О, пощади меня, Аглая,

И дай хоть капельку тепла.

Хочу рукою приласкать я

Твою изнеженную грудь.

Как горячи любви объятья,

Как чист и светел к счастью путь!

Аглая, чудное созданье,

Люблю я твой веселый нрав.

Законы физики поправ,

Творишь благое мирозданье.

АГНИЯ

Белой вспышкой магния,

Огненной кометой

Ворвалась ты, Агния,

В повседневность лета.

И забыл о грусти я

В пламени желанья.

Впитывал без устали

Силу мирозданья.

Агния-красавица

До сих пор мне снится.

И души касаются

Перышки Жар-птицы.

АЛИСА

Пришла ты и сказкой окутала,

Волшебница, лада моя.

Все мысли, как нитки, ты спутала,

Хрустальной смешинкой звеня.

Внимал я твоим небывальщинам

И верил во все чудеса.

И чувством своим нерастраченным

Тебя полюбил, о, краса.

Веди же меня, о, прелестница,

По сказочной тропке лесной.

Пусть жизнь моя круто изменится

От дружбы, Алиса, с тобой.

АЛЬБИНА

Лебедем белым с душою ранимой

Ты мне приснилась в предутренней мгле.

Сердце стучало: Альбина, Альбина,

Белые крылья на черной земле.

Лебедь плывет над рекою туманной,

Словно божественный знак чистоты.

Голос зовет меня в дальние страны,

Где от разлуки не вянут цветы.

Где наши души сольются как реки

С чистой, прохладной, живою водой…

Я сохраню, о, Альбина, навеки

Образ твой нежный, всегда молодой.

АНЖЕЛА

Ты слетела ангелом с небес

В нашу жизнь, лукавую и злую.

Чтобы свет волшебный не исчез,

Я тебя ласкаю и целую.

Сберегу источник волшебства

От невзгод, что тучами чернеют.

Хватит мне и сил, и мастерства,

Чтобы ты жила у нас, как фея.

Понимаю трудности твои:

Ангелам среди людей непросто.

Но объятья искренной любви

Сохранят в душе небесный остов.

АНАСТАСИЯ

Погибнуть и снова воскреснуть

Тебе на роду суждено.

И заново в мире чудесном

Соткать из судьбы полотно.

На нем – летний луг на рассвете,

Блестит малахитом роса.

Резвятся счастливые дети,

Чисты, высоки небеса.

В зеленое Землю одела

Воскресшая Настя моя,

Чтоб радость не знала предела

В бессмертном кругу бытия.

АНАСТАСИЯ

Погибнуть и снова воскреснуть

Тебе на роду суждено.

И заново в мире чудесном

Соткать из судьбы полотно.

На нем – летний луг на рассвете,

Блестит малахитом роса.

Резвятся счастливые дети,

Чисты, высоки небеса.

В зеленое Землю одела

Воскресшая Настя моя,

Чтоб радость не знала предела

В бессмертном кругу бытия.

АНФИСА

Элегантна, как актриса.

И лукавостью своей

Завлекает нас Анфиса

В свои сети без затей.

Гибок стан, округлы плечи,

Голос звонче соловья.

Руки тонкие, как свечи,

Пламенем любви горят.

Не уходит за кулисы,

Исполняет роль свою

Несравненная Анфиса,

Что живет в земном раю.

ВАЛЕНТИНА

Качаюсь я легко на имени твоем,

Как на морской волне, о, Валентина!

Жемчужный свет очей – и на душе подъем:

Не страшны тьма и илистая тина.

Здорова и сильна – атлантам ты сестра.

Неведома рукам твоим усталость.

Пусть наша жизнь на полосы пестра,

Но светлых лет немало всё ж досталось.

Ведешь ты твердо парусник судьбы,

Сверяясь по далеким звездам Счастья.

Ярится шторм, поднявшись на дыбы,

Но укротишь его рукою властной.

ВАСИЛИСА

Ты – моя императрица!

Над твоею головой

Синева небес струится,

Омывая шар земной.

Будто солнышко – корона,

Яркий пурпур – твой наряд.

Ножки золотого трона

Ослепительно горят.

Снизойди ко мне, царица,

И улыбкою своей

Освети мою темницу,

Сердце добротой согрей.

ВИКТОРИЯ

Ты побеждаешь всех в округе

Своей природной красотой.

Тебе завидуют подруги,

Улыбчивой и молодой.

Тебе не надо изощряться,

Чтоб покорить сердца мужчин.

Твоя победа – в легком танце,

В улыбке, смехе без причин.

А жизнелюбье – не причина?

Так веселись, душа, и пой!

Салют, Виктория! С тобой

Все трудности преодолимы.

ДАМИРА

Прелестное имя Дамира!

Сродни оно древним Богам.

Всё злато подлунного мира Бросаю к любимым ногам.

Надеюсь, что сказочной ночью Меня своим взором смутишь. Подняв свои томные очи, Меня серебром одаришь.

Я то серебро не растрачу. Оно слишком дорого мне. Его я подальше запрячу, Чтоб помнить о радостном сне.

Так здравствуй, родная Дамира! Тобою навек восхищен.

Не надо другого кумира. Любовь – вот кумир всех времен.

ЕВГЕНИЯ

Благородна, величава,

Из Эллады к нам пришла.

В изумрудном лике славы

Все века пережила.

В мире распрей и страданья

Трудно с именем таким.

Непомерны ожиданья,

Что мы связываем с ним.

Хоть и редко, но встречаю

В темной зелени аллей

Женю я и отмечаю

Благородство сердца в ней.

ЗИНАИДА

Гордись! Твой отец – громовержец

И царь Олимпийских богов.

Характер твой властен, несдержан,

Всегда к нападенью готов.

Но всё же свой нрав укрощаешь

В зеленом прохладном лесу.

Ты зеленью мир украшаешь –

Его я в ладонях несу.

Дочь Зевса, будь мягче, добрее.

Поможет тебе изумруд.

Душой успокоишься, фея –

Посланница жизни на труд.

ИЗАБЕЛЛА

Уста пропитаны вином

Кастилии родной.

Испания – твой отчий дом,

Любовь души земной.

Твой поцелуй меня пьянит –

В тумане голова.

Объятья цепки, как магнит,

Заманчивы слова.

Фламенко танцевать хочу

С тобою до утра.

И страсть моя зажжет свечу

От древнего костра.

ИЗОЛЬДА

Я боялся коснуться ее –

Так хрупка и хрустально звеняща.

Недотрогой была настоящей,

Но тревожила сердце мое.

Та тревога, меня утомив,

Иссушила все добрые чувства.

Погасил я любовь, словно люстру,

Не увидел весенний разлив.

Слышал я: недотрога моя

С нуворишем живет бестолково.

Не дождется душевного слова

На холодном кругу бытия.

КЛАВДИЯ

Не плачь, о, Клава, не кори

Ты свою маму, что не знала

Язык Тацита, Ювенала

От Аппеннинских гор вдали.

И Хромоножкой назвала.

Ошиблась мама – ножки Клавы,

Достойные балетной славы,

Легки, как бабочки крыла.

Не плачь! Вот оникс – камень твой

В темно-коричневых отливах.

От слов плохих, несправедливых

Он защитит, неся покой.

ЛИДИЯ

Из Малой Азии явилась

Посланницей страны чудес.

В руины царство обратилось,

Но дух народа не исчез.

Он – в женском имени и веет

Восточной сказкой от него.

И синева в глазах темнеет,

Когда целуешь волшебство.

И чистотой аквамарина

Окрашен дальний путь ее.

Через столетья сохранила

Благодеяние свое.

МАЙЯ

Цветенье яблонь, первый гром

И птичий хор в небесной выси –

Всё это в имени твоём,

Как символ вечно юной жизни.

Душа весенняя поёт

О торжестве любви священной.

И устремляется в полёт

По необъятнейшей Вселенной.

И там, меж звёздами паря,

Найдешь ты, Майя, счастье, волю…

Встает багряная заря

Над майским, плодородным полем.

МАРИЯ

Дочь гонимого народа,

Ты в печаль погружена.

В сизой дымке небосвода

Твоя боль растворена.

Кружит голубь над тобою.

В клюве он алмаз принес.

Дар Небес прими с мольбою,

Не роняя горьких слез.

Береги алмаз священный –

Охранитель от невзгод.

Не исчезнет лик нетленный –

На иконы перейдет.

МАРФА

В апельсиновых рощах я встретил ее

И назвал госпожою своею.

Изменила она всё моё бытие,

Будто душу отдал чародею.

Завладела она чутким сердцем моим,

Опоила оранжевым зельем.

Аромат апельсина вдыхаю как дым,

Наполняясь веселым похмельем.

И браслет из граната, как символ любви,

Застегнул на руке моей милой.

Улыбнулась она, словно вестник зари,

Солнце яркое тотчас затмила.

ОЛЕСЯ

Появилась девочка Олеся, Самая желанная в семье. Закружился аист в поднебесье. Счастье наступило на земле.

Пролетели незаметно годы. Подросла Олеся, расцвела: Дивное создание природы – Гармоничность света и тепла.

Пожелаю я тебе удачи И побольше солнечных минут. По плечу все трудные задачи, Тем, кто твердой поступью идут.

ПОЛИНА

Аполлон – ваш покровитель.

В мир искусства он зовет.

Примадонной не хотите ль

Стать в один прекрасный год?

И, талантами блистая,

В платье светло-голубом

Вы – восторг, царица рая

Слышите оваций гром.

И Луна, вся в восхищенье,

Дарит камень селенит.

Чтобы не умолкло пенье

Примадонны Лунных Ид.

ПРАСКОВЬЯ

Я готов стать Робинзоном,

Чтобы встретиться с тобой.

Вместе в домике зеленом

Слушаем морской прибой.

Моя Пятница – Прасковья.

Деловита, весела.

От ее немногословья

Много света и тепла.

Малахитовые бусы,

Цвет бордовый в волосах.

Совпадают наши вкусы

С Книгой судеб в Небесах.

РАИСА

Легкомысленна, беспечна,

Мотыльку подобна ты.

Помни: молодость не вечна,

Опадут твои цветы.

Испарятся в сизой дымке

Замки облачной страны.

И останутся лишь снимки,

Беззаботности полны.

С украшеньем из сапфира

Ты всё также молода.

Для меня – царица мира,

В небе яркая звезда.

РИММА

В красном одеянье ты явилась,

Гордою походкой подошла,

Оказала мне благую милость,

Жаркими руками обняла.

Показала мне свой Вечный город:

Семь холмов, гранитный Тибр, мосты.

Пятьдесят веков, а как он молод,

Город, где сбываются мечты.

Не устану я с тобой, о, Римма,

По бессмертным улицам бродить.

Ощущаем Время, что незримо

Нам прядет связующую нить.

РУФИНА

Твоя красота – в волосах;

То красных, как огненный ветер,

То золотом в ярких лучах

Отлитых, – всех краше на свете.

Прекрасные очи твои –

Фиалки в тенистой аллее.

Их песни о первой любви

Мне душу холодную греют.

Сапфировый перстень дарю.

Глаза заблестят фиолетом.

Как будто с тобою в раю

Я был тем прохладным рассветом.

СОФЬЯ

Ты отличалась с детства

Премудростью своей.

От предков то наследство –

Терять его не смей.

Все разногласья, споры

Суди ты по уму.

Пустые разговоры

Софии ни к чему.

А грани лазурита

Прогонят прочь печаль.

И ввысь душа открыта,

В безоблачную даль.

СТЕЛЛА

Ты – звезда. Не посрами же имя,

Что дано родными и Судьбой.

И делами яркими своими

Освещай наш трудный путь земной.

Не холодным светом равнодушья,

А горячим пламенем сияй.

Голос сердца трепетного слушай,

Что зовет в счастливый, чистый край.

В том краю, безоблачном, свободном,

Ты увидишь множество сестёр.

Чутким сердцем, нравом благородным

Ты поймешь их вечный разговор.

ТАИСИЯ

Богиня плодородия Исида

Тебе дала и мудрость, и красу.

Не зная, что такое гнев, обида,

Ты пьешь в лугах прохладную росу.

Ее целебность прибавляет силы

Животворящей сущности твоей.

Вокруг тебя, все статны и красивы,

Стоят создания счастливых дней.

Богиня дарит бусы из опала

Тебе, моя надежда и весна,

Чтоб никогда сомненьем не страдала,

А шла вперед в любые времена.

ТАМАРА

Со времен пророка Моисея,

Что водил евреев по пустыне,

Прорвалось, песок веков отсеяв,

Это женское благое имя.

Да! Тамара – Пальма. Называя

Этим именем своих девчонок,

Мы о стойких дочерях мечтаем,

Чтобы стан их не был слишком тонок.

Стройные, они бы устояли

Под ветрами, зноем и дождями.

От жары бы путников спасали,

Потчуя волшебными плодами.

И багровый горизонт не страшен,

Если ожерелье из граната

Украшает, Пальмы, шеи ваши,

Отгоняя зло в лучах заката.

УЛЬЯНА

Много ль счастья видела Ульяна –

Женщина, что Счастьем названа?

Заблудилось, что ли, в дальних странах?

Но уж это не ее вина.

Неустанно на земле трудилась,

Не ропща на тяжкое житье.

Заслужила, как никто, ту милость,

Что, как тайна, в имени ее.

Милость эта – солнца желтый мячик

И янтарь – посланец светлых сил.

Постучалось счастье в двери, значит,

Сбылось предсказание светил.

ФАИНА

От тебя исходит теплое сиянье,

Как улыбка солнца на закате дня.

Отблеск фиолетовый – нежность, обаянье –

Закружил головушку, опьянил меня.

Подсказал мне точно аромат фиалок,

Где ты обитаешь, фея доброты.

От лучей волшебных вдруг светлее стало

На земле чудесной, празднике мечты.

Путь к тебе, красавица, выстлан аметистом.

Светится дорожка ласковым огнем.

Хоть проходят годы, я, душою чистый,

Одолею, фея, в твой чертог подъем.

ЭВЕЛИНА

Гримаса тягучего сплина

Испортила девичий лик.

Не плачь, о, моя Эвелина,

Улыбку верни хоть на миг.

Верни мне минуты блаженства,

Когда, беззаботна, мила,

Была ты как верх совершенства,

Любовью сжигала дотла.

Еще не погасло то пламя –

Лекарство от грусти твоей.

И чистое небо над нами,

Как символ счастливейших дней.

ЭДИТА

В этом имени – боль и страданье,

Пыль дорог и удары бича.

На Небесную власть упованье

И покорность рукам палача.

Вечно в траурном одеянии

С черным ониксом на груди

Ты проходишь в скорбном молчании

К бездне-пропасти впереди.

И стоишь, дочь народа-изгоя,

Перед памятью предков своих.

Нет душе твоей в мире покоя,

Пока помнишь не мертвых – живых.

ЭЛЕОНОРА

Словно мрачность Эльсинора,

Твое строгое лицо.

Улыбнись, Элеонора,

Разомкни судьбы кольцо.

Позабудь про все печали –

Они сгинули во мрак.

Светлый день, лесные дали

Подают счастливый знак.

Открываются просторы

Поднебесной красоты.

Мы в краю, Элеонора,

Где сбываются мечты.

ЮЛИЯ

Салют, о, Юлия – краса и гордость лета.

Ты родилась июльскою порой.

И вся ты соткана из солнечного света.

В душе царит лишь радостный настрой.

Бежишь на речку, или входишь

в лес зеленый –

Повсюду – буйство животворных сил.

Так будь всегда такой же в мир влюбленной,

Как в день благодеяния светил.

Волшебным янтарем поблескивают травы.

Они умылись утренней росой.

Ты собери его, достойная оправы

Из камня Солнца, данного Судьбой.

ЯНА

Святое имя у тебя,

О, Яна, Яна – Милость божья.

В век суеты и бездорожья

Хранишь истоки бытия.

И даришь всем надежды свет –

Он на малиновом закате

В сердца твоих сестер и братьев

Вселяется на много лет.

Рубиновым кулоном ты

Пугаешь демонов злодейства.

Без показного фарисейства

Царишь над миром красоты.

СТИХИ ДРУЗЕЙ

Андрей Давидович, бесспорно,

Что Вы не лишний человек,

Не все так трудятся упорно

В наш просвещенный, грешный век.

Пусть покажусь я Вам банальной,

Рискнув с Островским Вас сравнить,

Ваш мир – всего лишь Ваша спальня,

Но Вы смогли так полно жить!

И Ваша жизнь, и труд безмерный

Вам уваженье принесли.

Ваш путь тернист, но путь Ваш верный

И мой поклон Вам до земли!

Н. Волкова.

Собрату по перу Андрею Карпу

Андрюша, дорогой Андрюша!

Я восхищаюсь, я горжусь тобой.

Свою несломленную душу

Без страха бросил ты в неравный бой.

Пусть враг сильней, коварней втрое,

Пусть оказалась мачехой судьба,

Ты понял, что удел героя –

Скорее не победа, а борьба.

Да, нелегко тебе, дружище,

В оковах неподвижности глухой,

Но мозг упрямо ищет, ищет,

Строку рождая смело за строкой.

А в них кипят сомненья, страсти,

Воспоминания минувших дней.

И это есть борьба за счастье,

Твоя борьба, твоя стезя, Андрей.

Твой меч – слова, а книги – стяги,

Твой жребий – людям добрый свет нести,

Порой, поверь мне, лист бумаги

Способен тирании потрясти.

Я знаю, что в запасе много

Прекрасных слов у твоего пера.

С талантом, даденным от Бога,

Вперед, Андрей! Ура тебе, ура!

Г. Автушко.

Андрею Карпу в день презентации

его книги “Нелишний человек”

Твои рассказы стали книгой.

Я от души, Андрюша, рад.

Мы все живем счастливым мигом,

Который выше всех наград!

Беда, когда распустишь нюни

И не откроешь теплых слов.

Ты сохранил в рассказах юность

И подарил друзьям любовь.

Ты не откладывал назавтра

Своих сегодняшних забот.

Компьютер – друг твой и соавтор

Твоими мыслями живет.

Ты каждый день на поле боя.

Ты пишешь боль

И даришь смех.

Ты доказал своей судьбою:

Андрей – нелишний человек!

Н. Шкаредный.

АНДРЕЮ КАРПУ

Судьбу не каждого, Андрюша,

Жизнь устилает серебром.

Благодарю тебя за душу,

Рожденную творить добро.

Не у любого хватит силы

В борьбе с недугом славить век.

Живи, борись, мужайся, милый,

Совсем нелишний человек.

А. Окулова.

Андрей Карп

Картины с выставки

Стихи

Компьютерный набор Андрея Карпа.

Компьютерная верстка Ольги Быковой.

Сборник издан в редакции автора.

Автор сердечно благодарит Татьяну Николае-ву за техническую помощь в издании книги.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная