Малыши времени НИЧЕГО
Учебные материалы


Дети времени НИЧЕГО



Карта сайта gaybusiness.ca

Сегодня в рамках одного анализа я решила свести два непохожих, казалось бы, проекта: «Зона Особого Внимания» («З.О.В.» + «Де ла Серна») и «Кто То Ещё» (Who that else – Максим Локтионов). О причинах такого совмещения – ниже.

Но прежде чем дойти туда, мне необходимо ещё и ещё раз остановиться на критериях построения моего анализа.

Прежде всего, людям – обычным людям, особенно молодым, амбициозным и малоопытным – свойственен максимализм и некий экстремизм. Так, если кто-то скажет, что в его творческом порыве есть некое слабое место, это мгновенно и автоматически воспринимается как «обливание грязью». Если же некое место похвалить, это, однозначно – признание гениальности.

На деле это не то и не другое.

Критический анализ используется людьми, считающими себя действительно творческими, как возможность в своём творчестве увеличить количество сильного и уменьшить количество слабого. Естественное, вроде бы желание. Но присутствует далеко не у каждого. Лично я воспринимаю его присутствие как признак действительно творческого человека. Хотя, конечно, это нарабатывается, как и всё другое, и с годами.

Так вот. В своих аналитических записках я ставлю целью дать музыкантам возможность «увеличить количество сильного». Если же кто-то из них желает достичь ещё и обратного – «уменьшить количество слабого» - это можно сделать и в личной переписке. Впрочем, если речь заходит о группах или исполнителях, действительно являющих собой определённый общепризнанный уровень крутизны (например, Евгений Ковтун – «Субкультура»), то я отступаю от этих взглядов – эти уже достаточно взрослы, чтобы читать спокойно о кем-то – по большому счёту субъективно – воспринимаемых недостатках.

Кроме того – анализ творчества групп (исполнителей), которые уже не существуют (не исполняют) делается осознанно для тех, кто ещё существует.

Итак, и о творчестве «Зоны Особого Внимания» и «Кто То Ещё» буду говорить исходя из этих соображений.

Да – слабых мест более чем достаточно. Но речь не о них.

Речь о достоинствах – во-первых. И о сущности явления как такового – во-вторых. Оттого и – два проекта сразу. Оттого с этого – второго – и начнём.

Если, скажем, выделить категорию людей, которым в 90-е было лет от 8-ми до 18-и, то издревле повелось условно называть их «детьми 90-х». Не важно, чем они занимались, но все они достаточно чётко делились в то время на три категории.

Одни из них сидели вечно дома, боясь высунуть нос на улицу. Другие инстинктивно сбивались в стаи и служили причиной страха первых. Третьим всё уже стало «по барабану» и они, от «нечего терять», свободно шарахались по пространствам близлежащих пивняков и подворотен.

Некоторые из любых из них таскали повсюду с собой деревянненькую гитарку за 12-18 рублей, на которой струны можно было зажимать только пассатижами. Причём, песни любых представителей любых из трёх категорий были удивительно похожими.



И каждый из них был сам по себе. Один. Даже в стае. Это вообще было время одиночек.

Скажем, время 80-х было временем не одиночек. Потому что это было время активного противостояния системе псевдосоциализма. А активно противостоять системе можно только системой. Недаром даже хиппи называли себя тогда «системой».

И время 70-х не было временем одиночек. Потому что это было время социальной рефлексии. А таковая возможна только, опять же, в системе.

И время 2000-х тоже не было временем одиночек. Потому что это было время начала накопления капитала. А накопить действительно мало-мальски крупный капитал можно только в системе.

А вот время 90-х было временем НИЧЕГО. В 90-е в бывшем союзе не происходило ничего, важного для какой бы то ни было системы. Да – масса войн, но войн мелких – в личных интересах. Да – масса копошни, но копошни, по сути, по мелкому (хотя, по форме и по крупному) – «для сЭбэ любимого». Да масса событий, но событий типа «сегодня Е…. А…. урвал себе пол краснодарского края и сумел тем самым отсрочить своё завтрашнее банкротство на послезавтра». НИЧЕГО. Делалось только НИЧЕГО. Ломалось многое, а делалось НИЧЕГО. А чтобы делать НИЧЕГО, система не нужна. Поэтому 90-е были временем одиночек.

Таковыми для своих детей оно и осталось. Таковыми остались и его дети. Причём, это ведь не упрёк, не обвинение в эгоизме, не стремление переделать. Это – как неустранимая ошибка в программе. Каждое поколение имеет свою неустранимую ошибку. У них она – в основе основ.

Удивительно похожими их песни остались и сейчас.

В основном это песни-размышления о причинах вселенской разобщённости, собственного одиночества и всеобщего непонимания. Это выражается в форме. Как музыки: в основе – медленный-средне-медленный блюз (ритм-энд-блюз), шаманская монотонность, перемежающаяся с шаманской же переритимией, гитарные аккорды в подложке, перегруз в соло. Так и текстов. О музыке подробнее позже, о текстах – прямо сейчас.

Ты чувствуешь эту дорогу,

Ты слышишь, ветер шумит.

Он поднимает пыль с земли,

Она свободна, она летит.

Я чувствую эту дорогу,

Я вижу – в ней есть душа.

И ты понимаешь всё это,

Ты так же свободна, как я.

И мы идём по этой дороге

Не зная, что там в дали.

Оставляя за спиной свои дома,

Оставляя прежних себя.

Дорога – она прекрасна как жизнь,

Она поглощает в себя,

Поглощает тебя, поглощает меня,

Мы останемся здесь навсегда.

И пусть дорога - это не дом,

Зато я свободен как ветер.

А те, кто кричат, что это не так,

Не выйдут из своих клеток.

И вот мы идём по нашей дороге,

Мы строим себе эту жизнь.

Ты чувствуешь эту дорогу?

Она подарила нам жизнь.

(Де ла Серна feat. З.О.В. – Дорога)

С творчеством «З.О.В.» я немного была знакома и до этого – по каким-то жуткого качества телефонным концертно-акустическим записям. Но слова было слышно. И вот эта песня мне сразу понравилась.

Она заставляет думать – и думать об одиночестве.

Разве может не одинокий в душе человек воспевать дорогу? Дорога – символ вечного одиночества – «…дорога – это не дом…». «Я вижу – в ней есть душа… … А те, кто кричат, что это не так, Не выйдут из своих клеток» - это как раз та самая разобщённость с миром – противопоставление я-один и весь остальной мир. Весь остальной мир враждебен, потому что он сидит в своих клетках? Конечно, нет. Ведь далеко не весь мир сидит в клетках. Даже из тех, кто сидит в клетках – ведь есть же нормальные люди. Но – нет – весь остальной мир против, потому, что у него есть другое мнение – «те, кто кричат, что это не так…». И пусть даже они не кричат, а только молча смотрят – они не я.

И даже это обращение к той, которая «…так же свободна, как я…» - ведь это обращение, обречённое на смерть: два одинаково свободных человека не смогут быть рядом долго.

«…И вот мы идём по нашей дороге, Мы строим себе эту жизнь…» - строить в дороге ничего нельзя. Точнее, только НИЧЕГО и можно.

Удивительная песня. Я бы … Да что там – я так и сделаю теперь – я буду считать эту песню символом детей 90-х. Образом детей 90-х. Детей ДОРОГИ. Детей, кстати, которым и детьми-то не удалось побыть, оставшись при этом детьми навечно.

А вот об этом достаточно ярко в такой песне:

Мне так хотелось ещё бы хоть раз

Поймать твой взгляд и застыть,

Как было уже и не раз…

Жаль прошлого не изменить

И не забыть

Слова, что написаны мелом,

Что смыли когда-то дожди…

Постой и обернись –

Мы больше не знакомы теперь.

Ты ведь помнишь – мы были детьми,

А сейчас мы начинаем стареть…

Среди толпы незнакомых людей

Мы видели, как кончился век.

Часов ещё один глупый побег

Сотрёт из памяти твоё лицо.

Постой и обернись –

Мы больше не знакомы теперь.

Ты ведь помнишь – мы были детьми,

А теперь мы начинаем взрослеть…

Постой и обернись –

Мы больше не знакомы теперь.

Ты ведь помнишь – мы БЫЛИ детьми!

А теперь мы хотим умереть…

(«Кто То Еще» – Память)

Мне кажется, очень выразительно. Тут, как говориться, комментарии…

Но, всё же. «Среди толпы незнакомых людей Мы видели, как кончился век» - вдумаемся: среди толпы незнакомых людей – это ведь об окружающих. О ВСЕХ окружающих – включая и близких. Это ли не одиночество? И опять то же обречённое обращение к человеку, потенциально близкому, но будущему обязательно далёким, если не физически, то духовно – ведь этот человек тоже ОДИН. Это, в общем, сильно.

Кстати, если о «З.О.В.» я знала, и это, в принципе – полноценная группа, даже с двумя вокалистами, то проект «Кто То Еще» - этакий подпольный проект, не так давно выведенный своим единственным воплотителем – Максимом Локтионовым – в свет.

Теперь о музыке.

Что до конкретных музыкальных достоинств проектов, то:

а) на первом месте, конечно, вокал.

Здесь – оба проекта на высоте. Точнее сказать, все три – ведь «З.О.В.» делится на собственно «З.О.В.» (вокал и авторство – Азамат Канагатов) и «З.О.В.» + «Де ла Серна» (вокал и авторство – Семён Бондаренко).

Что касается Максима Локтионова. Все помнят слова Никольского «я тот, чей голос глух и потому к сверкающим вершинам не зовёт». Так вот, таки, голос Локтионова – зовёт к сверкающим вершинам. Он далеко не глух. Это такой серьёзный, плотный академический хардовый вокал, богатый и в тембровом отношении, и в выразительности. Конечно, возможно, это только в записи, но, кажется, что нет. Если это так, если он способен ещё и к децибелам, то таких вокалистов – ещё и по столицам поискать (по секрету – вокалисты – страшный дефицит). Конечно, он ещё местами неуверен и не пропет, но в целом - !

Ну, а в «З.О.В.» ситуация вообще феноменальная. Два лидера, которых очень трудно разделить как по звучанию уверенного мужского голоса в духе Шахрина, так и по образности песен. Непонятно даже, стоило ли разделять тогда группу – так было бы пикантнее. Кстати, ещё одно проявление стратегического одиночества. Кстати, когда они оба отходят от манеры Шахрина (да и Цоя), поют по-своему, получается гораздо интереснее.

б) дальнейшее достоинство – местами – великолепный мелодизм.

Так, трудно забыть фразу (музыкальную, конечно) «миллионы сигарет». Здесь большее значение играет даже музыка, чем слова, хотя они так связаны, что очень трудно их разделить – а это – «знак качества». Да и вообще вся эта песня – очень здорово сбалансирована музыкально. Это тоже признак и вкуса и знаний.

У «великолепной двойки» дела в этом смысле тоже хороши. И «Полтора километра», и «Мама», и шаманская «Алмазная дорога» - всё это очень достойно. Даже, не взирая на вторичность. Кстати, вполне осознаваемую авторами и потому сознательно подчёркиваемую.

в) Локтионову в большой плюс осмелюсь поставить выразительную технику владения инструментами – гитарами в первую очередь.

Итак, выводы.

В очередной раз убеждаемся, что рок в Усть-Каменогорске есть и вполне высокого уровня.

И если бы, скажем, ребята проекта «З.О.В.» проявили больше упорства, хорошего упрямства и настойчивости, их популярность была бы не меньше, чем «Субкультуры». А возможно и больше. И не в Усть-Каменогорске.

Любопытно то, что Максим Локтионов и Семён Бондаренко практически ровесники. Но Локтионов, по сути, только начинает, а Семён уже, почему-то, считает себя стариком.

Семён, поверь мне, если убрать все минусы и развить плюсы, ты ещё можешь удивить даже молодую школоту.

Максим, ну а тебе – успешного начала!

Дети времени НИЧЕГО – не значит никакие дети.

Виктория Асемова. Январь 2013.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная