Дурочка", после этого возвратилась к чтению
Учебные материалы


Дура", после чего вернулась к чтению



Карта сайта pampers-market.ru ^

45. АЭРОПОРТ СТЭПЛТОН, ДЕНВЕР


В 8:31 по горному времени летевшая рейсом N_196 авиакомпании ТВА
женщина разрыдалась и принялась выплескивать свое личное мнение, которое,
возможно, разделяла часть пассажиров (а коли на то пошло, даже экипаж),
что самолет сейчас разобьется.
Женщина с резкими чертами лица подняла глаза от книги и выдала
краткий анализ характера: "Дура", после чего вернулась к чтению. За время
полета она прикончила две порции водки с апельсиновым соком, но, похоже,
не смягчилась.
- Мы разобьемся! - пронзительно причитала женщина. - Я знаю, знаю!
К пассажирке поспешила стюардесса, присела рядом с ней на корточки.
Холлоранн подумал, что только стюардессы и очень молоденькие домохозяйки
умеют присесть на корточки изящно в полном смысле этого слова. Редкий и
чудесный дар. Так он размышлял, а стюардесса тем временем тихонько
уговаривала женщину и мало-помалу успокаивала ее.
Насчет прочих пассажиров рейса N_196 Холлоранн был не в курсе, но сам
он перепугался так, что чуть не наложил в штаны. За окошком виднелась
только налетающая волнами белая пелена. Резкие порывы ветра, налетавшие
словно бы со всех сторон, бросали самолет с боку набок, вызывая тошноту.
Чтобы частично компенсировать это, завели моторы, и в результате пол под
ногами затрясся. Несколько человек за их спиной стонало над "туристами",
одна из стюардесс вернулась с охапкой чистых пакетов, а мужчина, сидевший
на три ряда впереди Холлоранна, сделал "у-у-уп" в свой номер "Нэшнл
Обзервер" и, извиняясь улыбнулся девушке, которая подошла помочь ему
почиститься.
- Все нормально, - успокоила она его, - я себя так чувствую, когда
читаю "Ридерз дайджест".
У Холлоранна был достаточный летный опыт, чтоб предположить, что же
произошло. Они почти все время летели против сильного ветра, над Денвером
неожиданно ухудшилась погода, но теперь уже поздновато было заворачивать
куда-то, где погода поприличнее. Ну, выноси, родимый!
(дружок, это же не баба, а сигнал к кавалерийской атаке, мать ее!)
Стюардесса, кажется, успешно обуздала истерику пассажирки. Та хлюпала
и сморкалась в шелковый носовой платок, но перестала беспрепятственно
сообщать пилотской кабине свои мысли насчет вероятного завершения полета.
Стюардесса в последний раз похлопала ее по плечу и встала, но тут боинг
накренился совсем сильно, она попятилась, споткнулась и приземлилась на
колени мужчине, которого недавно стошнило в газету. Обнаружилось
прелестное, длинное, затянутое в нейлон бедро. Мужчина заморгал, а потом
добродушно похлопал девушку по плечу. Она вернула улыбку, но Холлоранн
подумал, что напряжение заметно. Нынче утром лететь было черт знает как
трудно.
Раздался легкий щелчок и вновь появилось предупреждение НЕ КУРИТЬ.
- Говорит командир экипажа, - сообщил негромкий голос с легким южным
выговором. - Мы готовы начать снижение в Международный аэропорт Степлтон.
Прошу извинить за трудный рейс. Посадка тоже может оказаться не слишком
простой, но никаких серьезных затруднений мы не ожидаем. Пожалуйста,
обратите внимание на предупреждающие надписи: ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ и НЕ
КУРИТЬ. Мы надеемся, что вам понравится пребывание в Денверской зоне...
Еще мы надеемся...
От очередного сильного толчка самолет подбросило, а потом швырнуло
вниз, подобно несущемуся с головокружительной скоростью лифту. Желудок
Холлоранна проплясал вызывающий тошноту "хорнпайп". Несколько человек -
явно не только женского пола - завизжали.
- ...что очень скоро встретимся с вами на одном из рейсов
авиакомпании ТВА.
- Накося выкуси, - сказал кто-то позади Холлоранна.
- Как глупо, - заметила остролицая соседка Холлоранна, закладывая
книгу оберткой от спичек и захлопывая ее, когда самолет начал снижение. -
Когда человек видел ужасы грязной войны... как вы... или ощутил
унизительную аморальность вторжения дипломатии доллара ЦРУ... как я...
сложное приземление просто БЛЕКНЕТ в своей НЕЗНАЧИТЕЛЬНОСТИ. Я права,
мистер Холлоранн?
- Как пить дать, мэм, - сказал он и затуманенным взором уставился в
иллюминатор на бешено несущийся снег.
- Можно узнать, как на все это реагирует ваша стальная пластинка?
- О, голова у меня в полном порядке, - сказал Холлоранн. - Просто
немного растрясло желудок.
- Стыдно. - Она снова раскрыла книгу.
Пока они снижались в непроницаемых снежных тучах, Холлоранн подумал
про крушение, случившееся несколько лет тому назад в бостонском аэропорту
Логан. Условия были похожими, только вместо снега - туман, снизивший
видимость до нуля. Самолет врезался брюхом в подпорную стойку в конце
посадочной полосы. То, что осталось от восьмидесяти девяти пассажиров, не
слишком отличалось от рагу "Гамбургер Хелпер".
Будь дело только в Холлоранне, он бы не переживал так сильно. На
свете у него теперь почти никого не осталось и на его похороны пришли бы
лишь те, с кем он вместе работал, да старый отступник Мастертон - тот, по
крайней мере, выпьет за помин души Дика. Но мальчик... мальчик зависел от
него. Может быть, он - единственная помощь, какую может ожидать мальчуган.
К тому же Холлоранну не нравилось, как обрубили последний призыв малыша. У
него не шло из головы, как передвигаются эти звери-кусты...
На его руку легла тонкая, белая.
Женщина с резкими чертами сняла очки. Без них лицо казалось куда
мягче.
- Все обойдется, - сказала она.
Холлоранн кивнул, изобразив улыбку.
Как и было объявлено, приземление прошло непросто. Силы, с которой
самолет воссоединился с землей, хватило, чтобы выкинуть из переднего
багажного отделения все вещи и заставить пластиковые подносы каскадом
обрушиться на пол камбуза подобно огромным игральным картам. Никто не
закричал, но Холлоранн услышал, как у нескольких человек сильно, словно
цыганские кастаньеты, щелкнули зубы.
Потом взвыли турбины двигателей, тормозя самолет, и, когда вой затих,
из системы внутренней связи раздался мягкий голос пилота-южанина.
- Леди и джентльмены, мы совершили посадку в аэропорту Степлтон.
Прошу оставаться на местах до тех пор, пока самолет окончательно не
остановится. Спасибо.
Соседка Холлоранна закрыла книгу и длинно вздохнула.
- Мы живем, чтобы давать бой каждому новому дню, мистер Холлоранн.
- Мэм, мы еще не разделались с этим.
- Верно. Очень верно. Не выпьете со мной в баре?
- Я бы не прочь, но у меня назначена встреча.
- Неотложная?
- Еще как, - серьезно ответил Холлоранн.
- Надеюсь, она хоть чуть-чуть улучшит общее положение дел.
- Вот и я надеюсь, - с улыбкой отозвался Холлоранн. Она улыбнулась в
ответ, отчего ее лицо тихо помолодело лет на десять.
Поскольку весь багаж Холлоранна состоял из дорожной сумки, Дик
протолкался через толпу к стойке Герца этажом ниже. Сквозь затемненные
оконные стекла он увидел, что снег и не думает перестать. Налетающий
резкими порывами ветер носил из стороны в сторону белые снежные облака, и
идущие к стоянке люди с трудом пробивались сквозь метель. Один мужчина
потерял шляпу, она взлетела, описывая красивые широкие круги. Холлоранн
посочувствовал. Мужчина пристально глядел шляпе вслед, и Холлоранн
подумал:
(да забудь ты о ней, мужик. Этот "хомбург" не приземлится, пока до
Аризоны не долетит)
Следом пришла другая мысль:
(ежели в Денвере так гадко, каково ж тогда к западу от Боулдера?)
- Я могу вам помочь, сэр? - спросила девушка в желтой герцевской
униформе.
- Ежели у вас есть машина, то можете, - широко ухмыляясь, ответил он.
За плату выше средней можно было нанять машину тоже не среднюю -
серебристо-черный "бьюик/электра". Холлоранн думал скорее об извилистых
горных дорогах, чем о стиле - все равно, где-нибудь по пути придется
остановиться и поставить цепи. Без них далеко не уедешь.
- Плохо дело, а? - спросил он, когда девушка подавала ему на подпись
договор о найме.
- Говорят, такой бури не бывало с шестьдесят девятого, - весело
откликнулась она. - Вам далеко ехать, сэр?
- Дальше, чем хотелось бы.
- Если хотите, сэр, я могу позвонить на станцию "Тексако" у
перекрестка дороги N_270. Они вам поставят цепи.
- Милочка, это было бы просто счастье.
Она сняла трубку и позвонила.
- Вас будут ждать, сэр.
- Огромное спасибо.
Отходя от стойки, он увидел, что в одной из образовавшихся у багажной
карусели очередей стоит женщина с резкими чертами лица. Она по-прежнему
читала книгу. Проходя мимо, Холлоранн подмигнул ей. Она подняла голову,
улыбнулась и сделала знак мира.
(сияет)
Улыбаясь, он поднял воротник пальто и переложил дорожную сумку в
другую руку. Слабенькое сияние, но Холлоранн почувствовал себя лучше.
Жаль, что он наплел ей про стальную пластинку в голове. Он мысленно
пожелал ей всего доброго и, выходя в снег и воющий ветер, подумал, что она
ответила тем же.
На станции обслуживания плату взимали умеренную, но Холлоранн сунул
рабочему из гаража лишнюю десятку, чтоб хоть немного продвинуться в списке
ожидающих. На дорогу он фактически вырвался уже в четверть десятого:
поскрипывали дворники, цепи с шипами немузыкально, монотонно звенели на
больших колесах бьюика.
Автострада представляла собой кашу. Даже с цепями нельзя было ехать
быстрее тридцати. Машины съезжали с дороги под сумасшедшими углами, а на
нескольких полосах просто двигались с трудом, летние шины беспомощно
проворачивались в плывущем рыхлом снегу. Здесь, в предгорье (если можно
назвать предгорьем высоту в милю над уровнем моря) это была первая крупная
буря за зиму, так сказать, первая ласточка. Многих она застала врасплох -
дело обычное, и все равно, протискиваясь в дюйме от недотеп, косясь на
залепленное снегом боковое зеркало, чтобы убедиться, что по левой полосе
никто
(не прорывается сквозь снег) не подъезжает наподдать ему по черной
заднице, Холлоранн обнаружил, что клянет их на чем свет стоит.
Ему снова не повезло: пришлось ждать у въезда на дорогу N_36. Дорога
N_36, автострада Денвер-Боулдер, тоже идет на запад к Эстес-парк, где
соединяется с дорогой N_7. Седьмая дорога, известная также как Нагорное
шоссе, проходит через Сайдвиндер, минует отель "Оверлук" и, наконец,
спускается по Западному склону в штат Юта.
Въезд заблокировал перевернувшийся "семи". Фары ярко светили,
разгоняя окружающий мрак, словно именинные свечи на каком-то идиотском
детском пироге.
Холлоранн остановился и опустил окошко. Полицейский в натянутой на
уши меховой казачьей шапке указал затянутой в перчатку рукой в сторону
потока машин, которые двигались к северу по I-25.
- Наверх вам не попасть, - проорал он Холлоранну, заглушая ветер. -
Проедете два выезда, выберетесь на девяносто первую и возле Брумфилда
выедете на тридцать шестую!
- Думаю, я смогу объехать его слева! - прокричал Холлоранн в ответ. -
Куда вы меня пихаете, это ж двадцать миль крюку!
- Я тебя сейчас твою долбаную _г_о_л_о_в_у_ спихну! - заорал фараон.
- Этот въезд закрыт!
Холлоранн дал задний ход, подождал, пока в потоке машин появится
просвет, и поехал дальше по дороге I-25. Указатели сообщили, что до
Шайенны, Вайоминг, всего лишь сто миль. Не ищи Холлоранн свой въезд, он
отправился бы сразу туда.
Он немного прибавил скорость, до тридцати пяти, но больше не посмел:
снег уже грозил залепить дворники, а поток машин двигался совершенно
бредово. Двадцатимильный крюк! Холлоранн выругался. В нем снова поднялось
чувство, что у мальчика остается все меньше времени, оно затопило его,
почти задушило своей безотлагательностью. И в то же время он ощущал
обреченную уверенность, что не вернется из своего похода.
Он включил радио, покрутил и после рождественских объявлений нашел
прогноз погоды.
- ...уже шесть дюймов, но в зоне Денвера к вечеру ожидается еще фут.
Местная полиция и полиция штата убедительно просят вас без крайней
необходимости не выводить машины из гаража и предупреждают, что
большинство горных дорог уже закрыто. Так что оставайтесь дома, смазывайте
лыжи и слушайте...
- Спасибо, мама, - сказал Холлоранн и свирепо выключил приемник.


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная