Учебные материалы


Глава 4. Правило номер один, когда живешь с людьми: всегда смывай кровь



Карта сайта protectbodys.com

Правило номер один, когда живешь с людьми: всегда смывай кровь, прежде чем войдешь в дом. Джез стояла во дворе у водопроводной колонки, подставив руки под ледяную струю. Она оттирала – очень тщательно – длинный тонкий кинжал из расщепленного бамбука с заточенным, как осколок стекла, лезвием. Отмыв нож, она засунула его за высокое, до колена, голенище правого сапога, затем смочила водой несколько пятен крови на футболке и джинсах и хорошенько поскребла их ногтем. Наконец она вытащила карманное зеркальце и внимательно осмотрела свое лицо.

Девушка, которая сейчас смотрела на нее, была не слишком похожа на ту дикую охотницу, которая с торжествующим хохотом перелетала с дерева на дерево в Болотном лесу. Черты ее лица остались прежними, только утратили детскую округлость – ведь Джез уже была на год старше. И рыжая грива ее волос оставалась такой же, хотя теперь хозяйка стягивала их сзади узлом – в попытке укротить этот огненный вихрь. Но выражение лица стало другим – печальным и мудрым. И глаза уже не были серебристыми и угрожающе прекрасными. Это осталось в прошлом.

К тому же Джез обнаружила, что может обходиться без крови, если не пользуется своей силой вампира. Обычная человеческая пища поддерживала ее… и делала еще больше похожей на человека.

Но этот затравленный взгляд… И сколько бы Джез ни пыталась придать ему былую твердость и решительность, он все равно походил на взгляд раненого оленя, который покорно ожидает смерти. Иногда ей казалось, что это предзнаменование.

Ну, так. Лицо чистое, следов крови нет. Она сунула зеркальце в карман. Вид у нее вполне приличный, если бы не одно «но»: она слишком опаздывала к обеду. Завернув кран, Джез направилась к задней двери невысокого, но просторного фермерского дома.

Когда она вошла внутрь, все взгляды обратились к ней.

Семья обедала на кухне, за дубовым столом, отделанным белым пластиком и освещенным яркой люминесцентной лампой. Из гостиной доносился бодрый рев телевизора. Дядя Джим, брат ее матери, жевал тако, просматривая почту. У него были рыжие волосы, темнее, чем у Джез, и удлиненное лицо, выглядевшее, как и у матери Джез, каким-то средневековым. Обычно дядя тихо и отрешенно витал в своих грезах. Но сейчас и он с укоризной, молча – его рот был занят едой – взглянул на Джез.

Толстушка тетя Нэнэми болтала по телефону, отхлебывая диетическую колу. Она была невысокого роста, с темными блестящими волосами; когда она смеялась, ее глаза превращались в щелочки. Увидев Джез, она нахмурилась, затем открыла рот, но ничего не сказала.

У десятилетнего Рикки были выразительные брови и морковного цвета волосы. Он широко улыбнулся Джез, показывая все свои зубы:

– Привет!

Джез улыбнулась ему в ответ. Что бы она ни сделала, Рикки всегда был на ее стороне.

Клэр – двоюродная сестра Джез и ее ровесница – с чопорным видом ела тако, накалывая на вилку нарезанные кусочки. Она выглядела уменьшенной копией тети Нэн, но вид у нее был гораздо более кислый.

– Где ты была? – спросила она. – Мы почти час ждали тебя к обеду, а ты даже не позвонила.

– Извините, – оглядев всех, произнесла Джез.

Перед ней разыгрывалась такая обычная семейная сцена, настолько типичная, что это поразило ее до глубины души.

Год назад она оставила Царство Ночи, чтобы найти этих людей, родственников своей матери. Вот уже одиннадцать с половиной месяцев прошло с тех пор, как дядя Джим принял ее, ни о чем не зная, кроме того, что Джез была его племянницей-сиротой и что семья ее отца отказалась от нее, так как не могла больше с ней справиться. Все эти месяцы Джез жила вместе с семьей Годдард и до сих пор не могла приспособиться к этой жизни.

Она могла внешне выглядеть обычным человеком, могла вести себя как обычный человек, но человеком она быть не могла.

Как только дядя Джим прожевал еду и собрался заговорить с ней, Джез быстро произнесла:

– Я не голодна. Пойду делать уроки.

– Постой! – окликнул ее дядя.

Но в этот момент Клэр швырнула салфетку на стол и двинулась следом за Джез через холл.

Загрузка...

– Что значит «извините»? Ты ведешь себя так каждый день. Ты всегда исчезаешь, где-то болтаешься, являешься домой после полуночи и при этом даже не считаешь нужным ничего объяснить.

– Да, Клэр, я знаю, – не оборачиваясь, ответила Джез. – Постараюсь исправиться.

– Ты говоришь это каждый раз. И каждый раз все повторяется. Разве ты не понимаешь, что мои родители беспокоятся о тебе? Тебе что, все равно?

– Нет, Клэр, не все равно.

– Ты не должна так поступать! Ты живешь так, будто правил для тебя не существует. Ты извиняешься, но при этом вовсе не собираешься вести себя иначе.

Джез едва сдержалась, чтобы не огрызнуться. Ей нравились все в этой семье, но Клэр была ее головной болью.

Даже хуже: она была зловредной головной болью. Но она была права: Джез не собиралась вести себя иначе. И объяснить этого она не могла.

Дело в том, что у охотников на вампиров свой рабочий график.

Когда ты выслеживаешь работающих в паре убийц – вампира и оборотня, как это случилось с Джез сегодня вечером, – а затем преследуешь их в трущобах Окленда, пытаясь загнать в какой-нибудь полуразрушенный дом, где нет маленьких детей, ты не думаешь о пропущенном обеде. И когда Убиваешь колом живых покойников, ты не можешь остановиться, чтобы позвонить домой.

«Может быть, мне не стоило становиться охотником на вампиров? – подумала Джез. – Но теперь, пожалуй, поздно все менять, да и кто-то ведь должен защищать от Царства Ночи этих глупых, ни в чем не повинных людей. Ну ладно».

Джез подошла к двери своей спальни. У нее не было сил объясняться с сестрой и поэтому, обернувшись, она просто сказала:

– Почему бы тебе не поработать со своей страничкой в Интернете, Клэр?

А затем, открыв дверь, заглянула внутрь. И замерла…

Комната, в которой перед уходом она навела почти военный порядок, превратилась в какое-то поле битвы. Окно было широко распахнуто. На полу разбросаны бумаги и одежда. А у кровати стоял огромный упырь. Увидев Джез, он угрожающе разинул рот.

– Очень смешно, – возмутилась Клэр за спиной Джез. – А может, мне помочь тебе делать уроки? Кажется, у тебя не слишком благополучно с химией?

Джез быстро скользнула в комнату, захлопнув дверь перед носом кузины, и нажала на маленькую кнопку блокировки замка.

– Эй! – Теперь Клэр по-настоящему взбесилась. – Это неприлично!

– Уф… извини, Клэр.

Джез стояла лицом к упырю. Что он здесь делает? Если он шел следом за ней до самого дома, то у нее серьезные неприятности. Это означает, что Царству Ночи известно, где она находится.

– Знаешь, Клэр, мне, пожалуй, действительно нужно немного побыть одной… Я не могу разговаривать и одновременно делать уроки. – Джез шагнула навстречу твари, наблюдая за ее реакцией.

Упырь был полувампиром. Такое случалось, когда вампир забирал у человека кровь, но при этом не отдавал ему достаточно своей. И тогда человек не превращался в настоящего вампира. Полностью умереть он не мог, но продолжал разлагаться. Такие полувампиры почти ничего не соображали, у них была лишь одна мысль: напиться крови. Что они обычно и делали, пожирая столько людей, сколько могли. Особенно им нравилось сердце.

Этот упырь был еще достаточно свежим, – видимо, он умер недели две назад. Это был мужчина, похоже, культурист, хотя сейчас уже не столько накачанный, как раздувшийся из-за разложения. Язык его вывалился, глаза были выпучены, щеки как у бурундука, из носа сочилась сукровица.

И конечно, от него отвратительно пахло.

Джез подвинулась к нему ближе и обнаружила, что упырь был не один. Она увидела на ковре, у кровати, какого-то парня, который явно был без сознания. Светловолосый парень, в измятой одежде… но лица его Джез не видела. Упырь наклонился и потянулся к нему своими похожими на сардельки пальцами.

– Ну уж нет, – тихо произнесла Джез, и на лице ее появилась угрожающая улыбка.

Сунув руку в правый сапог, она вытащила кинжал.

– Что ты сказала? – закричала Клэр из-за двери.

– Ничего, Клэр. Ищу свою работу.

Джез прыгнула на кровать. Упырь был очень большим, и ей нужно было находиться как можно выше. Он повернулся к ней, уставившись тусклыми выпученными глазами на кинжал. Из-под раздутого языка вырвался шипящий звук. К счастью, это был единственный звук, который он мог произвести. Клэр колотила в дверь:.

– Почему ты заперлась? Что ты там делаешь?

– Просто занимаюсь, Клэр. Уйди.

Джез шагнула к упырю и двинула его в подбородок. Его нужно было оглушить и быстро заколоть. Упыри не отличались проворством, но продолжали «работать, работать и работать…», как Заяц-Энерджайзер. Одного такого экземпляра, как этот, было достаточно, чтобы сегодня ночью сожрать все семейство Годдардов, но уже к рассвету проголодаться.

Упырь отлетел, ударившись о противоположную стену. Джез тут же спрыгнула с кровати, заняв позицию между ним и лежащим на полу парнем.

– Что там за шум?! – завопила Клэр.

– Я уронила книгу.

Упырь размахнулся. Джез успела увернуться от его рук, покрытых огромными волдырями, коричневатыми от запекшейся крови.

Он бросился на нее, пытаясь прижать к комоду. Джез отскочила, но комната была маловата для маневра. Упырь угодил локтем ей в живот, и это был довольно чувствительный удар.

Но Джез не могла позволить себе поддаться боли. Она отпрыгнула в сторону, а упырь, не успев повернуться за ней, продолжал двигаться в том же направлении. Она «помогла» ему, стремительно поддав сзади ногой, и он грохнулся лицом вниз на подоконник.

– Что у тебя происходит?

– Просто я кое-что ищу!

Джез прыгнула на упыря, прежде чем он успел подняться, и схватила его за волосы. Но это была не лучшая идея: весь пучок остался в ее руке. Прижав тварь коленями сверху, Джез высоко занесла свой тонкий бамбуковый нож и с силой всадила его в спину монстра.

Раздался звук, похожий на хлопок лопнувшей шины, и комната наполнилась омерзительным запахом. Нож вошел как раз под лопаткой, на шесть дюймов прямо в сердце. Упырь судорожно дернулся и замер.

Из-за закрытой двери послышался пронзительный голос Клэр:

– Мама! Она там что-то делает!

– Джез, с тобой все в порядке? – спросила тетя Нэн.

Джез вытащила нож из спины упыря и вытерла лезвие о его рубашку.

– Просто у меня небольшая проблема… я не могу найти линейку…

Упырь лежал в удобной позе. Обхватив монстра руками за поясницу и не обращая внимания на то, что его кожа облезала под ее пальцами, она подняла его на подоконник. Немногие девушки из числа людей могли бы поднять мертвое тело весом почти в две сотни фунтов, и даже Джез слегка запыхалась. Она подтолкнула тело, переваливая его через подоконник, а затем протиснула в открытое окно и сбросила вниз. Оно тяжело рухнуло на клумбу, сминая цветы.

Так. Сегодня ночью, попозже, она оттащит упыря подальше и избавится от него.

Стараясь отдышаться, Джез отряхнула руки и закрыла окно. Затем задернула занавески и обернулась. Светловолосый парень лежал совершенно неподвижно. Джез осторожно прикоснулась к его спине: дышит!

Дверь сотрясалась от стука, и голос Клэр звучал уже истерически:

– Мама, ты чувствуешь этот запах?

– Джез! – снова позвала тетя Нэн.

– Минутку! – Джез оглядела комнату.

«Что-то нужно сделать еще… Да! Кровать».

Сдернув с кровати стеганое одеяло, покрывало и простыни, она набросила их на парня. И, как последний штрих, швырнула сверху еще пару подушек. А потом, схватив со стола линейку, открыла дверь и, небрежно прислонившись к дверному косяку, изобразила на лице самую радужную улыбку.

– Извините. Чем могу быть полезна?

Клэр и тетя Нэн в изумлении просто вытаращили на нее глаза.

Клэр была похожа на рассерженную кошку. Красивые темные волосы, обрамлявшие ее лицо, были растрепаны, она тяжело дышала, а миндалевидные глаза метали искры. Тетя Нэн выглядела не столько рассерженной, сколько обеспокоенной и испуганной.

– Ты в порядке? Мы слышали такой шум… – Она слегка подалась вперед, пытаясь заглянуть в комнату Джез.

«Вы бы услышали гораздо больше, если б не смотрели телевизор…»

– Все хорошо. Все нормально. Ты же знаешь, как бывает, когда не можешь что-то найти. – Джез потрясла линейкой и, отступив назад, пошире распахнула дверь.

У тети Нэн вновь округлились глаза, когда она увидела, что творится в комнате.

– Джез… Вряд ли поиск линейки может привести к такому результату. Это, скорее, похоже на комнату Клэр.

Клэр возмущенно ахнула.

– Неправда! У меня в комнате такого никогда не бывает! И откуда эта вонь! – набросилась она на Джез, проскользнув в комнату вслед за тетей.

Джез пятилась в сторону, стараясь не подпускать кузину к груде одеял на полу. Но Клэр и без того остановилась как вкопанная. Скривившись, она прикрыла рукой нос и рот.

– Это от тебя, – ткнула она пальцем в Джез. – Это от тебя так несет!..

– Извини.

От нее действительно жутко воняло. Это был запах упыря, к которому она прикасалась… да еще этот грязный нож за голенищем…

– Наверное, по дороге домой я на что-то наступила.

– Я ничего не почувствовала, когда ты вошла, – подозрительно заметила Клэр.

– И еще одно… – добавила тетя Нэн. Ее взгляд продолжал бегать по комнате, но, кроме необычного беспорядка, ничего подозрительного она не заметила: занавески висели над закрытым окном, на полу лежала куча постельного белья. Тетя снова повернулась к Джез: – Ты не позвонила и не предупредила, что снова собираешься пропустить обед. Я должна знать, где ты бываешь после школы, Джез. Мне нужно знать, когда ты собираешься прийти поздно. Это обычные правила вежливости.

– Понимаю… В следующий раз я не забуду. Правда, не забуду.

Джез постаралась, чтобы ее голос звучал как можно более искренно, надеясь, что это поможет закрыть тему. Ей необходимо поскорей остаться одной, чтобы взглянуть на лежавшего под грудой одеял парня. Он мог быть серьезно ранен.

Тетя Нэн кивнула:

– Ты уж постарайся. И будет лучше, если ты прежде всего примешь душ. Оставь одежду в комнате для стирки, я позже постираю. – Она потянулась было к Джез, чтобы поцеловать ее в щеку, но остановилась, сморщив нос, и просто кивнула ей снова.

– Как! И все? И это все?! – Не веря своим ушам, Клэр уставилась на мать. – Мама, она что-то замышляет! Разве ты не видишь? Она приходит поздно, от нее воняет, как от дохлого скунса или из канализации… или не знаю еще как! А потом она запирается, устраивает жуткий грохот и вешает всем лапшу на уши… и при этом ты всего-навсего говоришь ей: «Не делай так больше!» Она всегда выходит сухой из воды…

– Клэр, прекрати. Она извинилась. Я уверена, что это больше не повторится.

– Если бы я позволила себе что-нибудь подобное, ты бы шкуру с меня спустила! Ну а Джез… Как же, ей все можно! Ладно, тогда я сообщу тебе кое-что еще. Она сегодня удрала из школы. Перед шестым уроком!

– Это правда, Джез? – прозвучал еще один голос.

В дверях, потирая подбородок длинными пальцами, стоял дядя Джим. Вид у него был грустный.

Это было действительно так. Джез ушла из школы раньше, чтобы устроить ловушку для вампира и оборотня. Пожав плечами, она взглянула на дядю и покивала головой – это был жест, полный раскаяния.

– Джез, ты просто не должна так поступать. Я стараюсь быть объективным, но ведь сейчас только вторая неделя занятий. Нельзя начинать новый учебный год с прогулов. Ты не должна вести себя как в прошлом году. – Он задумался. – Тебе придется оставить свой мотоцикл дома. В школу и обратно будешь ездить вместе с Клэр на «ауди».

Джез кивнула:

– Хорошо, дядя Джим. – И мысленно попросила: «А теперь уходи».

Она чувствовала какую-то смутную тревогу.

– Спасибо. – Он улыбнулся ей.

– Вот видите? – подпрыгнула Клэр, и ее голос задребезжал, как треснувшее стекло. – Вот об этом я и говорю! Вы никогда не кричите на нее! Это потому, что вы боитесь, что она удерет, как удрала от родственников ее отца, да? Поэтому все ходят вокруг нее на цыпочках? Как же, ведь иначе она…

– Все, достаточно! Больше ничего не хочу слушать, – отмахнулась от Клэр тетя Нэн. А затем повернулась, отодвинув в сторону дядю Джима. – Мне нужно убрать со стола. А если вы обе хотите выяснять отношения, делайте это потише.

– Нет, лучше пусть они займутся уроками, – сказал дядя Джим, поворачиваясь к девочкам. – Делайте свои уроки, хорошо? – Он посмотрел на Джез. Взгляд этот, вероятно, должен был означать приказ, но получился тоскливым. – И приходи завтра домой вовремя.

Джез кивнула. Взрослые удалились, а Клэр продолжала стоять и глядеть им вслед. И Джез показалось, что на глаза ее сестры навернулись слезы.

Она почувствовала угрызения совести. Конечно, родители не предоставляли Клэр той свободы, которой располагала Джез. И конечно, это было несправедливо.

«Надо сказать ей что-нибудь утешающее. Бедняжка… Ей действительно плохо…»

Но прежде чем Джез успела открыть рот, Клэр мгновенно повернулась. Ее глаза, которые только что были на мокром месте, засверкали.

– Ну, погоди! Я тебя насквозь вижу – не то что они. Если ты что-то задумала, я все выясню. Можешь не сомневаться, я все узнаю.

Она повернулась и гордо прошествовала из комнаты.

На мгновение онемев, Джез закрыла за ней дверь и заперла ее на замок. Наконец-то она может немного расслабиться.

Да. Это все осложняет. Клэр не шутила, и это могло стать проблемой. Но сейчас у Джез не было времени обдумать все это.

Она настроила приемник на рок-музыку, включив погромче динамик. Затем отшвырнула кучу белья, лежавшую у кровати, и опустилась на колени.

Парень лежал лицом вниз, вытянув одну руку вперед. Крови не было видно. Джез осторожно взяла его за плечо и перевернула.

У нее перехватило дыхание…

– Хью!



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная