Глава VII Некое время все молчали, парализованные ужасом
Учебные материалы


Глава VII Некоторое время все молчали, парализованные страхом



Карта сайта sexsymbol.ru

Глава VII


Некоторое время все молчали, парализованные страхом. Первым опомнился Колченогий.
Но тучи плывут над всеми племенами! — нашелся он. — Почему ты решил, что это знак именно для нас?
Коты с облегчением зашумели, но Звездный Луч призвал их к тишине.
— На все воля Звездного племени, — сказал он. — Что бы там ни было, но сегодня мы вернемся в свой дом. Я чувствую, день будет дождливым. Надо скорее выступать.
Спокойный голос предводителя успокоил Огнегрива. Все и без того измучены, не хватало только удариться в панику! Нашли время для мрачных пророчеств!
Под предводительством Звездного Луча коты вылезли на утренний холод. Огнегрив поежился. Похоже, Звездный Луч не ошибся, обещая дождливый день!
— Может, мы сбегаем на разведку? — предложил он.
— Это было бы отлично, — кивнул Звездный Луч. — Посмотрите, нет ли впереди собак, Двуногих или крыс. За ночь мы набрались сил, но с собаками нам не справиться. Надо быть начеку!
По глазам предводителя было видно, что пророчество Корявого встревожило его гораздо сильнее, чем он хотел показать, когда успокаивал племя. Огнегрив побежал первый, Крутобок кинулся следом. Теперь они двигались впереди, по очереди возвращаясь к Звездному Лучу, чтобы сообщить, что дорога свободна и можно идти или что придется на время притаиться и переждать. Воины беспрекословно слушались своего предводителя, и вскоре ночной приют скрылся с глаз.
Стоило солнцу подняться в зенит, как небо заволокло тучами, и первые тяжелые капли застучали по земле. Местность начала медленно подниматься, и вскоре, протиснувшись сквозь очередную изгородь, Огнегрив увидел красноватую глинистую тропку, ведущую от земель Двуногих к охотничьим угодьям племени Ветра. Он воспрянул духом и торжествующе посмотрел на Крутобока. Почти пришли!
По другую сторону изгороди послышался нестройный топот множества лап. Огнегрив оглянулся и посмотрел в поле. Коты племени Ветра приближались. Впереди всех хромал Колченогий.
Казалось, старый кот был немало удивлен, когда рыжий проводник неожиданно выскочил из-за кустов.
Сюда! — просто сказал Огнегрив, указывая на просвет в дрожащей от дождя листве. Ему не терпелось посмотреть, как измученные коты вылезут на ту сторону и обрадуются родным предгорьям. Под предводительством Колченогого коты начали просачиваться в дыру. Огнегрив дождался, пока пролезет последний кот, а когда снова оказался снаружи, увидел, как Колченогий в сопровождении двух воинов уже перебежал через тропинку. Видя, как они ускорили свой бег, Огнегрив понял, что коты узнали родные места. Ему пришлось поднажать, чтобы угнаться за ними.
Коты что есть духу бежали к пологому склону, за которым начиналась их родная возвышенность.
У подножия холма Колченогий и воины остановились, поджидая отставших. Жмурясь от дождя, коты упрямо задирали морды вверх. Бока их вздымались и опадали — коты полной грудью вдыхали воздух родных предгорий.
Огнегрив вприпрыжку понесся в конец цепочки, ища глазами Росинку. Наконец он увидел ее. Пестрая королева шла рядом с сильным воином, держащим в зубах ее детеныша. Через каждые несколько шагов кошечка останавливалась, вытягивала голову и тщательно обнюхивала свое маленькое промокшее сокровище. Огнегрив с улыбкой подумал, что совсем скоро Росинка сможет устроить котенка в детской родного племени.
Огнегрив пристроился рядом с Крутобоком, замыкавшим цепочку. Они радостно переглянулись, но не проронили ни слова, растроганные волнением изгнанников, возвращающихся в родной дом. Теперь даже старики прибавили шаг и смотрели вверх, щуря глаза под струями проливного дождя. Когда замыкающие поравнялись с Колченогим, отдыхавшим у подножия холма, шествие возглавил Звездный Луч, а глашатай присоединился к замыкающим. Звездный Луч стремглав кинулся по узкой овечьей тропке, проложенной в густой траве и зарослях кустарника.
Поднявшись на вершину холма, воины племени с утроенной силой бросились вперед. Их силуэты упрямо чернели на фоне сумрачного неба. Казалось, они не замечали даже порывов ветра, ерошивших мокрую шерсть на их спинах. Что значит дождь и холод, если уже показались родные охотничьи земли! Внезапно двое учеников обогнали Огнегрива и юркнули в знакомые заросли вереска.
— Стоять! — взревел Звездный Луч, замирая на месте. — Тут могут быть охотники из других племен!
Услышав приказ, нетерпеливые ученики тут же вернулись обратно и присоединились к племени, пряча сияющие восторгом глаза.
Горный кряж, усыпанный обломками камней, кончался высоким гребнем, преграждавшим путь к лагерю. Огнегрив не успел опомниться, как Росинка, урча от удовольствия, выхватила детеныша из зубов воина и понеслась к обрыву. Звездный Луч повел хвостом, и трое воинов сорвались с места и побежали за королевой, несущейся к родному лагерю.
Предводитель не тронулся с места, спокойно выжидая, пока все члены племени продерутся через кусты и соберутся вместе. Затем он обернулся к Огнегриву и Крутобоку. Глаза его сияли.
— Мое племя никогда не забудет вашей помощи, — торжественно произнес он. — Вы оба показали себя достойными воинами. Но теперь, когда племя Ветра вернулось домой, нам пришла пора расстаться. Вас ждут в Грозовом племени.
Огнегрив разочарованно понурился. Он-то рассчитывал посмотреть, как Росинка будет устраиваться со своим котенком! Однако Звездный Луч был прав. Они выполнили свой долг, так что ничто больше не удерживало их.
— Местность вокруг может кишеть незваными охотниками, — снова заговорил Звездный Луч. — Колченогий и Одноус проводят вас до Четырех Деревьев.
— Благодарю тебя, — поклонился Огнегрив.
Звездный Луч подозвал воинов и повторил им свое распоряжение. Затем его усталый взгляд снова задержался на Огнегриве.
— Вы с честью послужили племени Ветра. Передайте Синей Звезде, что мы никогда не забудем, кто помог нам вернуться домой. Отныне мы в долгу у Грозового племени.
Увидев, что Колченогий уже потрусил по направлению к Четырем Деревьям, друзья повернулись и побежали за ним, сопровождаемые Одноусом. Вскоре тропинка привела их в заросли колючего утесника, который хоть и давал хорошую защиту от дождя, однако не позволял сворачивать, заставляя держаться вместе. Внезапно Одноус остановился и принюхался.
— Кролик! — радостно воскликнул он и нырнул в утесник.
Колченогий молча остановился. Глаза его горели от азарта. Вскоре послышался отдаленный стук лап, шелест утесника — и все стихло.
В следующую секунду Одноус вынырнул на тропинку. Из пасти его свисал жирный кролик.
— Кажется, у него это получилось чуть лучше, чем у Речных? — прошептал Крутобок, наклоняясь к приятелю. Огнегрив довольно заурчал. Одноус положил добычу на тропинку.
— Налетай! Когда с кроликом было покончено, Одноус сел и довольно облизнулся. Еда взбодрила его, однако кости еще ломило от голода и усталости, а лапы распухли от сырости. Между тем Крутобок явно намеревался идти к Четырем Деревьям прежним путем. Огнегрив вздохнул — путь предстоял неблизкий. А что если пойти напрямик через земли Речного племени? В конце концов, они ходили не по своей прихоти, а выполняли решение, одобренное на Совете всех племен! С какой стати Речное племя будет возражать, если они пройдут по их земле?! Они же не охотятся и не нарушают никаких договоров!
Огнегрив посмотрел на сопровождающих и робко мяукнул:
— Вообще-то вдоль реки было бы быстрее… Крутобок даже перестал облизывать лапы.
— Соображаешь, что говоришь? Земли вдоль реки принадлежат Речному племени!
— А мы проберемся утесником, — успокоил его Огнегрив. — Там Речное племя никогда не охотится — для них это слишком высоко.
Крутобок медленно опустил мокрую лапу на землю.
— Даже когти болят, — пожаловался он. — Что и говорить, было бы неплохо слегка срезать путь! — Он повернулся и с надеждой посмотрел на глашатая племени Ветра. Тот не сразу нашелся с ответом.
— Звездный Луч велел нам идти с вами до Четырех Деревьев, — неуверенно протянул он.
— Но вы можете не ходить вместе с нами! — быстро вставил Огнегрив. — Делайте так, как сочтете нужным. Мы с Крутобоком пройдем по самому краешку речных земель! Нас никто и не заметит!
Крутобок энергично закивал, но Колченогий отрицательно покачал головой.
— Мы не можем отпустить вас одних на земли Речного племени, — решил он. — Вы устали. Если случится беда, вы можете не справиться.
— Да нас никто не увидит! — отмахнулся Огнегрив. Он уже поверил в то, что так оно и будет, и не понимал упорства Колченогого.
Старик явно колебался.
— Если мы послушаем тебя, воины Речного племени узнают о нашем возвращении, — пробормотал он, не сводя мудрых глаз с Огнегрива.
Огнегрив понял его с полуслова.
Конечно! А если они почуют свежий запах племени Ветра, то уже не посмеют в открытую охотиться на кроликов на ваших землях!
Одноус слизнул с усов последние остатки крольчатины и добавил:
— А кроме того, в этом случае мы будем дома еще до того, как стемнеет!
— Ты просто боишься, что тебе не достанется уютного гнездышка в пещере! — проворчал Колченогий, но было видно, что он уже принял решение. Глаза его довольно сверкали.
— Значит, идем через Речные земли? — спросил Огнегрив.
— Идем! — вздохнул Колченогий.
Он повернулся и повел троицу по старому барсучьему следу, бегущему прочь от бесплодного высокогорья. Вскоре они очутились на землях Речного племени. Даже сквозь шум ветра и дождя до них доносился яростный шум реки, бьющейся о берег где-то неподалеку.
Барсучьей тропой коты шли на этот звук. Тропа постепенно сужалась, так что вскоре превратилась в узкую полоску травы, бегущую вдоль края ущелья. Коты очутились в довольно опасном месте. С одной стороны к небу вздымались скалистые уступы, с другой — зияла глубокая пропасть. Огнегриву пришлось прищуриться, чтобы разглядеть противоположный край ущелья. А что если попробовать перепрыгнуть? Если бы не усталость и голод… От страха высоты у Огнегрива даже слегка затряслись лапы, и все же он никак не мог оторвать глаз от далекой полоски земли.
И вдруг прямо под его лапами земля с тихим шорохом заструилась в пропасть. Только теперь он заметил, что мокрые папоротники здесь липнут к камням, а листья их блестят не от дождя, а от клубящейся влаги, поднимающейся со дна пропасти.
Огнегрив отпрянул, ощетинившись от страха. Впереди, опустив морды к земле, понуро брели его спутники. Что ж, придется идти по этой тропинке до тех пор, пока не представится возможность переправиться на другую сторону — туда, где за жидким перелеском лежит земля Грозового племени.
Огнегрив, спотыкаясь, бросился догонять своих спутников. Колченогий крался, насторожив уши и опустив хвост так низко, что тот едва ли не волочился по земле. Одноус тоже выглядел встревоженным — он то и дело поглядывал вверх, как будто прислушивался к чему-то. Огнегрив повертел головой, но не услышал ничего, кроме шума реки. Он нервно огляделся по сторонам, невольно заражаясь тревогой сопровождающих.
Тем временем крутой каменный склон начал понижаться, и вскоре коты смогли отодвинуться подальше от опасного края ущелья. Дождь по-прежнему заливал глаза и уши, но впереди уже показался лес, обещавший укрытие. При мысли об ужине и уютном гнездышке у Огнегрива потеплело на душе.
Внезапно Колченогий предостерегающе взвыл. Огнегрив замер и принюхался. Патруль Речного племени! Он обернулся, но было уже поздно. С хриплым воем шестеро Речных воинов выскочили на тропинку. Огнегрив попятился. Глубокое ущелье с бурлящим потоком оказалось совсем близко.
В следующую секунду огромный темно-коричневый воин прыгнул ему на загривок. Огнегрив откатился от края обрыва, отчаянно отпихивая врага задними лапами. Здоровенный кот впился зубами ему в спину, и Огнегрив забился, пытаясь сбросить его. Когти его отчаянно скребли по мокрой земле. Когда противник полоснул его по боку, Огнегрив извернулся, впился зубами в шкуру врага и намертво стиснул челюсти. Но это лишь раззадорило воина, и тот принялся что было силы рвать когтями рыжую шубку Огнегрива.
— Теперь ты никогда не осмелишься ступить на землю Речного племени! — шипел он, захлебываясь от ярости.
Друзья Огнегрива тоже держались из последних сил. Огнегрив прекрасно понимал, что они сильно измотаны долгой дорогой. Он слышал, как громко вскрикнул Крутобок, как зашипел от боли Одноус… И вдруг со стороны леса до его ушей донесся какой-то новый звук. Это был крик, полный гнева — и Огнегрив воспрянул духом. Боевой клич Грозового племени! В следующую секунду он учуял спешащий на выручку патруль. Да-да, он ясно различил запах Когтя, Синеглазки, Бурана и Горчицы.
С шипением и воем воины Грозового племени ринулись в битву. Бурый котище оставил Огнегрива и вскочил на лапы, растерянно глядя, как Коготь одним ударом смахнул на землю серого воина и на всякий случай хорошенько куснул его за заднюю лапу. Побежденный кот поднялся и, хромая, бросился в кусты. Коготь медленно повернулся. Взгляд его светлых глаз остановился на Оцелотке. Пятнистая кошка каталась по земле, сцепившись с Колченогим. Измученный хромой кот явно уступал своей яростной противнице. Не раздумывая ни секунды, Огнегрив кинулся на помощь старику, но Коготь опередил его. Он просто шагнул вперед, сгреб Оцелотку за шкурку и с ревом отбросил ее прочь от Колченогого.
За спиной у Огнегрива раздался злобный визг. Он резко обернулся и увидел Горчицу, борющуюся с воином Речного племени. Враги сплелись в единый клубок и катались по мокрой траве, бешено царапая и кусая друг друга. Огнегрив похолодел от ужаса: они катились прямо к краю ущелья! Еще один поворот — и они рухнут в бездну.
Огнегрив прыгнул. Одним сильным ударом он оторвал чужака от Горчицы и отбросил его подальше от края. От толчка палевая кошка несколько раз перевернулась и свалилась бы вниз, если бы Огнегрив вовремя не ухватил ее зубами за загривок. Горчица злобно шипела и скребла лапами по грязи, но Огнегрив молча тащил ее прочь от опасного места. Как только он остановился, кошка вскочила на лапы и бешено сверкнула глазами:
— Кто тебя просил! Я умею побеждать без посторонней помощи!
Огнегрив открыл было рот, чтобы все объяснить, но раздавшийся сзади ужасный крик заставил его замолчать. Коты повернули головы. Крутобок склонился над ущельем, его задние ноги дрожали от напряжения. А прямо перед его носом Огнегрив успел заметить чью-то белую лапу, вцепившуюся в край обрыва. Крутобок нагнулся еще ниже и разинул рот, пытаясь ухватить лапу, но она в мгновение ока скрылась из глаз. Крутобок отчаянно закричал, и его вопль гулким эхом разнесся по ущелью.
Услышав крик, коты мгновенно прекратили сражение. Огнегрив замер, хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. Воины Речного племени вскарабкались на край ущелья. Огнегрив медленно присоединился к ним и опустил голову. Далеко внизу, в пене бурлящего потока, он увидел мелькнувшую голову несчастного. В следующую секунду она скрылась в пенной воде.
Холодея от ужаса, Огнегрив вспомнил утреннее пророчество Корявого: «Беда близко. Этот день принесет ненужную смерть».

^ Глава VIII


Оцелотка запрокинула голову и закричала:
— Белолапый! Не-ет! Крутобок медленно попятился назад, нашаривая лапами твердую почву. Его мокрая шерсть стояла дыбом, глаза округлились от ужаса.
— Я… Я пытался поймать его… Он вдруг поскользнулся… Я не хотел… — бормотал он.
Огнегрив подбежал к другу и ткнулся носом ему в бок, успокаивая, но Крутобок отпрянул, весь дрожа. Один за другим коты отвернулись от пропасти и уставились на виновника трагедии. Глаза воинов горели бешенством, спины выгибались дугой. Синеглазка и Буран невольно подались к Крутобоку и приняли оборонительную стойку.
Оцелотка издала низкий рокочущий вой — и воины Речного племени приросли к земле. Глашатай прорычала, глядя прямо в глаза Когтя:
— Это уже выходит за пределы обычной пограничной схватки. Мы возвращаемся к нашему племени. В следующий раз мы встретимся уже по-другому.
Коготь, не дрогнув, выдержал взгляд Оцелотки. Он не выказал и тени страха и не шевельнул ни единым мускулом. Оцелотка взмахнула кончиком хвоста, повернулась и пошла прочь. Воины двинулись за ней, и вскоре патруль Речного племени скрылся в кустах.
Огнегрив содрогнулся, услышав угрозы Оцелотки. С холодным ужасом он понял, что сегодняшняя драка может привести к большой войне между племенами.
— Нам лучше уйти, — нарушил молчание Колченогий. — Вы, юноши, сослужили отличную службу нашему племени, и мы никогда этого не забудем. Спасибо.
Это были обычные слова благодарности, однако на фоне только что разыгравшейся трагедии они показались Огнегриву вызывающе равнодушными. Коготь молча кивнул, и воины племени Ветра развернулись, чтобы идти обратно в свое предгорье. Огнегрив еле слышно пожелал доброго пути проходившему мимо Одноусу, но юный воин лишь молча посмотрел на него и прошел мимо.
Огнегрив беспомощно огляделся и увидел Горчицу. Палевая кошечка стояла на краю обрыва, вглядываясь в бурный поток. Казалось, она приросла лапами к земле, не в силах отвести глаз от бурлящей реки. Огнегрив понял, что задира только теперь поняла, что едва не разделила судьбу несчастного Белолапого.
Он сделал несколько шагов к Горчице, но Коготь резко скомандовал:
— За мной!
— Бурый гигант двинулся в лес, патруль молча последовал за ним. Огнегрив замешкался возле Крутобока.
— Пойдем! — тихо попросил он. — Мы не должны отставать!
Крутобок повел плечами и повернулся. Глаза его были затуманены болью. Он пристроился в хвост цепочки и пошел, с трудом волоча ставшие тяжелыми лапы.
Хотя патруль Речного племени скрылся из виду, Огнегрив прекрасно чувствовал его запах. Коготь вел свой отряд в родные земли прямо через лес Речного племени. Огнегрив сначала удивился, но потом понял, что теперь им уже нечего бояться соседских патрулей. Все, что могло произойти, уже произошло. Теперь нет необходимости идти окружным путем.
У границы, за которой начинались земли Грозового племени, Коготь остановил отряд, чтобы подождать отставших друзей.
— Кажется, я ясно велел идти за мной! — рявкнул он.
— Но Крутобок… — виновато начал Огнегрив.
— Чем быстрее он окажется в лагере, тем будет лучше для всех! — отрезал Коготь.
Крутобок промолчал, но Огнегрив почувствовал себя оскорбленным резким тоном глашатая.
— Он не виноват в смерти Белолапого!
— Я знаю, — буркнул Коготь, отворачиваясь. — Тем не менее это произошло. Пошли. На этот раз не отставайте ни на шаг! — и он бросился вперед, минуя знаки, ограждающие родную землю.
Об этом моменте Огнегрив мечтал с тех пор, как очутился в лагере племени Ветра меж двух Гремящих Троп. Но теперь он едва обратил внимание на эти метки. Все мысли его были заняты другом.
Вскоре они выбежали на знакомый след, ведущий прямо к лагерю. Дождь заметно ослабел. Когда коты вынырнули из длинного папоротникового туннеля, им навстречу высыпали воины. Хвосты их были высоко подняты в знак приветствия.
Вы нашли племя Ветра? Как они? Живы-здоровы? — набросилась на гонцов Кисточка.
Огнегрив кивнул, не в силах вымолвить ни слова. Кисточка растерянно опустила хвост. Тем временем коты уже начали собираться на поляне. По мрачному виду прибывших они поняли, что стряслась какая-то беда.
Идите со мной! — приказал Коготь Огнегриву и Крутобоку. Друзья послушно поплелись за глашатаем в пещеру Синей Звезды. Огнегрив незаметно приблизился к другу и потерся о его бок. Крутобок не отстранился, но и не попытался прижаться плотнее. Он шел, опустив голову, безучастно переставляя лапы.
Из-за мшистого полога прозвучал ласковый голос предводительницы. Синяя Звезда приглашала своих воинов войти. Все трое молча появились под сводами уютной пещеры.
— С возвращением! — радостно промурлыкала Синяя Звезда. — Вы отыскали племя Ветра? Привели их обратно?
— Да, — тихо ответил Огнегрив. — Они уже устраиваются в своем лагере. Звездный Луч просил передать тебе свою благодарность.
— Отлично, отлично, — довольно заурчала Синяя Звезда. Внезапно глаза ее потемнели. Она заметила, как мрачны вошедшие. — Что случилось?
— Огнегрив решил вернуться домой через земли Речного племени, — прорычал Коготь.
И тут Крутобок словно очнулся от забытья.
— Это решил не один Огнегрив! — возразил он, поднимая голову. — Мы все…
— На них напал патруль Речного племени, — перебил Коготь. — Хорошо, что мои воины вовремя услышали крики. Иначе эти двое могли бы не вернуться домой.
— Значит, вы спасли их, — улыбнулась Синяя Звезда, заметно расслабляясь. — Благодарю тебя, Коготь.
— Все не так просто, — фыркнул глашатай. — Они сражались у края ущелья. Воин Речного племени, сцепившийся с Крутобоком, не удержался и рухнул в пропасть. Огнегрив увидел, как при этих словах Крутобок мучительно сморщился.
— Он погиб? — прошептала Синяя Звезда. Глаза ее округлились от ужаса.
— Это был несчастный случай! — не выдержал Огнегрив. — Крутобок никогда не смог бы убить воина в пограничной схватке!
— К сожалению, Оцелотка осталась при другом мнении, — рявкнул Коготь, поворачиваясь к Огнегриву.
Его могучий хвост яростно мотался из стороны в сторону. — Как ты мог додуматься до такого?! Идти через чужую территорию, да еще в сопровождении котов из племени Ветра! Что вы наделали? Теперь все знают, что мы союзники! Ты хоть понимаешь, что это еще больше сблизит Сумрачное племя с Речным?
— Вы шли через чужие земли вместе с воинами племени Ветра? — не веря своим ушам, переспросила Синяя Звезда.
— Да их было всего двое! — пробормотал Огнегрив, чувствуя, как земля уходит у него из-под ног. — Звездный Луч велел им сопровождать нас до дома…Мы устали…
— Вы не имели права нарушать границы Речного племени! — крикнул Коготь. — Тем более с нашими союзниками!
— Да они же никакие не союзники, — оправдывался Огнегрив. — Они просто провожали нас!
— А в Речном племени об этом знали? — спросил Коготь.
— Но что в этом такого?! Воины Речного племени на Совете согласились с тем, что племя Ветра должно вернуться домой! Мы привели их… Зачем они вообще на нас напали?! Мы же не гуляли, а выполняли специальную миссию! Это как путешествие к Высоким Камням.
— Они не давали согласия пропустить вас через свои земли! — взревел Коготь, теряя терпение. — Я вижу, ты до сих пор не понял законы племени!
Синяя Звезда поднялась на ноги. Глаза ее метали молнии, но голос оставался спокойным.
— Вы не имели никакого права вторгаться в охотничьи угодья Речного племени. Это очень опасно. Она строго посмотрела на провинившихся. Огнегрив испуганно заглянул в ее глаза, боясь увидеть в них гнев, но увидел лишь тревогу. Сердце его заныло от благодарности и раскаяния. Что он наделал?! Сам того не желая, он поссорил свое племя с Речными котами, и это может вылиться в настоящую войну.
— В то же время вы выполнили поручение, — продолжала Синяя Звезда, слабо вильнув хвостом. — Молодцы, что разыскали племя Ветра и помогли им добраться до дома. Но сейчас мы должны готовиться к войне с Речным племенем. Надо немедленно приступить к подготовке новых воинов. Белоснежка сказала мне, что двое ее котят уже готовы начать тренироваться. Крутобок и Огнегрив! Я хочу, чтобы каждый из вас взял себе ученика.
Огнегрив застыл, не в силах вымолвить ни слова. Неужели им оказана такая честь? Он не верил своим ушам. И это сейчас, после всего, что они натворили?! Огнегрив осторожно покосился на Когтя, но глашатай сидел неподвижно, как каменный.
— Но ни одному из Белоснежкиных котят еще не исполнилось полгода! — пробасил Крутобок.
— У меня нет времени ждать до полугода! Уже на прошлом Совете возникли тревожные разногласия.
Теперь после того, что случилось… — Голос Синей Звезды дрогнул и оборвался. Крутобок тут же опустил голову и принялся сосредоточенно разглядывать свои лапы.
И тут заговорил Коготь. Огнегриву сразу не понравилось выражение его янтарных глаз, устремленных на предводительницу.
— Не лучше ли будет поручить такое важное дело более опытным воинам? Думаю, Долгохвост и Частокол не откажутся взять еще по одному ученику?
Эти двое пока сами не слишком отличаются от учеников! Их еще учить и учить!
— Я думала над этим, — спокойно отозвалась Синяя Звезда. — Но у Долгохвоста и без того слишком много проблем с Быстролапом, ты же знаешь… Что касается Частокола, то его Дымок вот-вот должен стать настоящим воином. Не будем мешать обоим.
— А если попросить Ветрогона? — не сдавался Коготь.
— Ветрогон… Ветрогон — прекрасный охотник и доблестный воин, но у него нет ни капли терпения, необходимого педагогу. Думаю, Грозовое племя сумеет найти лучшее применение его способностям.
— И ты полагаешь, эти двое юнцов достойны воспитывать воинов племени? — презрительно фыркнул глашатай.
Огнегрив сморщился. Коготь вроде говорил о них с Крутобоком, но смотрел только на него, Огнегрива.
Неужели он думает, что домашний котенок не сможет воспитывать прирожденных членов племени?!
Посмотрим, Коготь, — спокойно ответила предводительница. — Не забывай, эти двое сумели привести домой племя Ветра. Кроме того, — улыбнулась она, — я рассчитываю на то, что ты будешь приглядывать за тренировками. — Коготь молча кивнул, и Синяя Звезда перевела взгляд на Огнегрива и Крутобока. — Идите поешьте, — велела она. — Когда взойдет луна, мы проведем церемонию посвящения.
Друзья вышли из пещеры, оставив Синюю Звезду наедине с глашатаем. Пока длился разговор, ливень превратился в мелкую морось.
— Помираю от голода! — мяукнул Огнегрив, учуяв теплый запах свежатины, доносившийся с поляны. — Пошли, перекусим?
Крутобок не шелохнулся. Глаза его были пусты, будто смотрели куда-то внутрь.
— Я хочу спать, — выдавил он наконец.
Насытившись, Огнегрив направился в пещеру воинов и сразу увидел Крутобока. Друг лежал, свернувшись в клубок, положив голову на лапы. Огнегрив почувствовал, что у него слипаются глаза, но сначала надо было заняться мокрой шерстью. Пришлось тщательно вылизаться, прежде чем лезть в гнездышко. Проснулся он от легкого толчка в бок. Над ним стояла Синеглазка.
— Церемония начинается, — шепнула она. Огнегрив поднял голову и захлопал глазами.
— Спасибо, Синеглазка, — мяукнул он, и кошечка выбежала из пещеры.
— Вставай! — тихонько пихнул он Крутобока. — Церемония!
Огнегрив вскочил и потянулся всем телом, так что лапы задрожали от напряжения. Сейчас он станет наставником! Радостное возбуждение забурлило в крови.
Крутобок неуклюже зашевелился. Движения его были медленными и неуверенными, как у глубокого старика. При взгляде на него Огнегрив вдруг вспомнил недавнее путешествие и почувствовал боль в натруженных лапах.
Дождь наконец кончился. В полном молчании друзья дошли до поляны. Высоко над верхушками деревьев сияла луна, обливая серебром мокрые ветви.
— Молодцы, что привели племя Ветра! — радостно проскрипел кто-то, и Огнегрив даже подскочил от неожиданности. Повернувшись, он увидел Куцехвоста. Старый кот неслышно подошел к ним.
Как-нибудь вечерком зайдите и расскажите нам, старикам, как дело было.
— Огнегрив рассеянно кивнул и уставился на поляну. У подножия Высокой Скалы уже сидела Белоснежка. С обеих сторон от матери восседали котята — один темно-серый, другой рыжий. Белая королева нагнула голову и по очереди лизнула каждого за ушами. Серая кошечка тут же недовольно фыркнула и нетерпеливо дернула головкой.
И снова волна возбуждения пробежала по телу Огнегрива, ероша шерсть на загривке. Крутобок стоял неподвижно, уныло свесив голову.
— Ты волнуешься? — спросил Огнегрив.
Крутобок вяло повел плечом.
— Послушай! — понизил голос Огнегрив. — Ты не виноват в гибели Белолапого! Воины Речного племени прекрасно знали, что над ущельем опасно сражаться, они не должны были нападать на нас в таком страшном месте! Горчица тоже едва не скатилась вниз! — добавил он и посмотрел на Горчицу.
Палевая кошка чинно сидела на краю поляны. Ее верный друг Дымок смотрел на Огнегрива с неприкрытой ревностью. Что ж, его можно понять. Огнегрив вот-вот станет наставником, в то время как Дымок никак не может заслужить звание воина. Впрочем, это вовсе не давало Дымку права на наглость! По-видимому, тот считал иначе, потому что нагнулся к Горчице и сказал громко, чтобы Огнегрив услышал:
— Мне так жаль будущего ученика Огнегрива!
Представляешь, какой позор — чистокровный член племени получит в наставники бывшую игрушку Двуногих!
Но Горчица впервые не оценила шутки. Она повернула голову, неуверенно посмотрела на Огнегрива и отвернулась.
Огнегрив фыркнул и снова обратился к Крутобоку.
— Синяя Звезда не упрекает тебя! — горячо продолжал он. — Она считает тебя хорошим воином и доверила воспитание ученика!
Крутобок поднял глаза и резко бросил:
— Синяя Звезда сделала это только потому, что племени срочно нужны воины. Напомнить тебе, почему они нужны? Потому, что я дал Речным котам повод ненавидеть нас! Я подвел всех!
Огнегрив отшатнулся, потрясенный резкостью друга. Он хотел что-то сказать, но тут голос Синей Звезды призвал всех к тишине. Огнегрив молча приблизился к предводительнице. Крутобок двинулся за ним.
Когда они вышли на середину поляны, Синяя Звезда обвела глазами собравшихся котов.
— Этой ночью мы собрались здесь, чтобы дать имена двум новым ученикам. Выйдите вперед!
Серая кошечка мгновенно вылетела из-за материнской спины и выскочила на середину поляны. Глаза ее горели, пушистый хвост стоял трубой. Рыжий котенок неуклюже ковылял за сестрой. Он насторожил ушки и с потешной серьезностью морщил маленькие брови.
Сердце Огнегрива молотом стучало в ребра. Кто из малышей достанется ему в ученики? Он уже видел, что серьезный рыжий котенок будет более благодарным учеником, зато неуклюжая порывистость серой кошечки чем-то напомнила ему свое первое появление у Высокой Скалы…
— С этого дня, — торжественно начала Синяя Звезда, глядя на крошечную серую кошечку, — и до тех пор, пока она не обретет имя воина, эта ученица будет зваться Пепелюшка!
— Пепелюшка! — радостно крикнула серая кошечка, не в силах сдержать своего восторга. Мать предостерегающе шикнула на нее, и непоседа виновато понурила голову.
— Огнегрив! — продолжала Синяя Звезда. — Ты заслужил право стать наставником. Пепелюшка станет твоим первым учеником. — Огнегрив почувствовал, как грудь его распирает от гордости. — В свое время тебе посчастливилось иметь нескольких наставников, — продолжала предводительница, не сводя глаз с Огнегрива. — Надеюсь, ты сумеешь передать своей юной воспитаннице все, чему научила тебя я…
Огнегрив даже растерялся. Слова Синей Звезды остудили его восторг. Впервые он почувствовал, что кроме чести существует еще и ответственность… Готов ли он нести ее?
А также обучишь ее тем воинским навыкам, которые передали тебе Коготь и Львиногрив.
При упоминании о Львиногриве, Огнегрив приободрился. Ему почудилось, что наставник смотрит на него со своей Звездной Полосы и глаза его светятся гордостью и добротой. Он выпрямился и постарался с достоинством выдержать взгляд предводительницы.
А этот ученик, — Синяя Звезда повернулась к рыжему котенку, — получит имя Папоротник.
В отличие от сестры котенок не шелохнулся и не произнес ни звука.
— Крутобок, ты будешь воспитывать Папоротника. Твоим учителем тоже был наш славный Львиногрив. Наше племя все еще скорбит о его утрате…
Надеюсь, ты хранишь в себе мудрость и мастерство Львиногрива и сумеешь передать их своему ученику.
При этих словах Крутобок впервые поднял голову и в глазах его промелькнуло что-то, похожее на гордость. Он выступил вперед и коснулся носом носа ученика. Папоротник вежливо ответил на приветствие. Он казался спокоен, и только по сияющим, как звезды, глазам можно было понять, что малыш взволнован не меньше своей порывистой сестры.
Увидев, как Крутобок приветствует ученика, Огнегрив опомнился. Он чуть не забыл исполнить церемонию! Огнегрив быстро вышел вперед и нагнулся к Пепелюшке. Но кошечка слишком резко вскинула голову, и он с силой врезался носом в ее нос, да так, что слезы хлынули из глаз. Непоседа тут же снова коснулась его носа, на этот раз более аккуратно. Сквозь застилающие глаза слезы Огнегрив ясно видел, что Пепелюшка довольно усмехается в усы. Он совсем растерялся.
Я наставник! — напомнил он себе и оглянулся на племя.
Все собравшиеся одобрительно кивали головами. Казалось, все прошло благополучно. И тут Огнегрив наткнулся взглядом на Когтя. Огромный глашатай сидел на краю поляны. В его янтарных глазах плясала откровенная насмешка.
Он повернулся к Пепелюшке. Маленькая негодяйка спокойно сидела на своем месте и смотрела на него с откровенным превосходством. Огнегрив почувствовал, как по шкуре у него пробежали искры. Больше всего на свете он хотел стать великим воином и мудрым наставником, но только теперь ему стало ясно, что Коготь всей душой желает ему поражения.


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная