Учебные материалы


Каталонское начало - Самоучитель шахматной игры обращение к читателю



Карта сайта gasoling.com

Каталонское начало

Бронштейн Кии Тиссайд, 1975 1.с4 (этого хода я не делал, только объявил: по моей просьбе пешку передвинул известный английский мастер Мильнер-Берри, школьный товарищ Александера и долголетний его друг) 1... f6 2.d4 e6 3.g3 d5 4.g2 bd7 5.bd2 e7 6.f3 0–0 7.0–0 b6 8.b3 b7 9.b2 c5 10.е3 с8 11.с1 с7 12.е2 а8 13.fe1 fc8 14.cd :d5 15.е4 b7 (109)           16.d5 ed 17.ed f8 18.e4 :e4 19.:е4 :d5 20.f5 g6 21.f4 f6 22.cd1 с4 (110)           23.g5 с5 24.:d5 :d5 25. bc fg 26.g4 f5 27.:a8 :а8 28.е4 d8 29.d4 f7 30.g4. Черные сдались. Если бы черные играли 20... h6, то после 21.g5 g6 22.:d5 gf 23.:f7! могли получить шах и мат. Дальнейшая атака тоже интересна, но методы ее проведения хорошо известны: надо прорубать просеки своим слонам и стремиться к тому, чтобы ладьи не только контролировали открытые вертикали, но и могли по ним вторг­нуться в тыл противника с целью нанесения ре­шающего удара по горизонтали. Так, после 23.g5 черные могли взять слона–23...:g2. Однако они отказались от такого решения: пос­ле 24. :d7 им было не ясно, как организовать защиту поля h8. Если на него попадет белый ферзь, к тому же при поддержке слона, то это будет губительно. Попутно белые угрожают съесть конем пешку «h», после чего прихватить по дороге и пешку f6. Поэтому не годится ход 24... c6, да и лучшее в данной ситуации решение–закрыть амбразуру слону белых–помо­гает только частично: 24...:d7 25.:f6 с3 26.е6+ h8 27.:d7 b7 (слабее 27...g7 28.:с3 :с3 29.е8+) 28.:с3+ :с3 29.d4+ g7 (хорошая позиция коня белых не позволит черным реализовать достоинства слонов в вариан­те 29... g8 30.:с3 h1 31.f3) 30.:g7+ :g7 31.:g2. На стороне белых материальный пере­вес–лишняя пешка в эндшпиле. Разумеется, Р. Кин обязан был идти на этот оптимальный вариант, но, как он сам признался, его смутил ход 23.g5. Если делать профессиональный разбор пое­динка, то самым трудным в партии был ход 13.fе1, подготовивший прорыв в центре: этот ход позволил белым ценой пешки раскрыть диа­гонали слонам и обе центральные вертикали ладьям. СИЛА ФЛАНГОВОГО НАСТУПЛЕНИЯ Наступление пешек на фланге–обязательный технический прием в большом числе позиций. Продвигаясь вперед, пешки оттесняют чужие фи­гуры с занятых пунктов, а встретившись с пеш­ками соперника либо обходят их сбоку, либо взаимными обменами освобождают пространство для фигурного сражения. Движение группы пешек всегда заставляет соперника думать о защите. Если пешки подой­дут близко к пешечной цепочке партнера, то, за­вязав бой, они неизбежно нарушат стройные ря­ды чужих пешек, между ними возникнут слабые пункты, через которые потом смогут прорваться ваши фигуры. Однако такое наступление пешек требует затраты шахматного времени – темпов. Вполне естественно, что иногда партнер дей­ствует точно так же, но на другом фланге. Такой вид единоборства очень увлекателен. Кто успеет раньше? Этот вопрос вообще является для шах­матной игры основополагающим – кто раньше хотя бы на ход успеет осуществить свою задум­ку, тот и побеждает в партии, как бы долго она ни продолжалась. Обычно наступают пешками на том фланге, где нет вашего короля, но это необязательно: если позади пешек могут удобно расположиться свои же фигуры, тогда отодвинуть пешки от ко­роля часто оказывается даже полезно.

Сицилианская защита

Капабланка Ильин-Женевский Москва, 1925 1.е4 с5 2.c3 c6 3.g3 g6 4.g2 g7 5.ge2 d6 6.d3 f6 7.0–0 0–0 8.h3 a6. Черные проявляют чересчур большой оптимизм. Конечно, Капаблан­ка разыграл дебют не самым агрессивным обра­зом, но он и в спокойных позициях умел нахо­дить «взрывные» ходы. Одним пассивным ходом черные, конечно, не проигрывают партию, но всякий проигрыш начинается с одного слиш­ком нейтрального хода. За одним таким ходом последуют другие, они незаметно выстраиваются в цепочку, эта цепочка вызывает к жизни аб­страктный план атаки на фланге–в результате большинство черных фигур останется вне игры. 9.e3 d7 10.d2 е8 (неторопливая и пас­сивная игра черных помогает Капабланке начать четкий стратегический план пешечной атаки на фланге) 11.d1 c8 12.с3 а5 13.g4 ed8 14.f4 е8. Черные продолжают укреплять позицию ко­роля, не помышляя об активных действиях. Поэтому, накопив достаточно сил, белые переходят экватор пешками, освобождая поля для пере­группировки фигур. Читатели могут убедиться в том, что если противник не вскрыл вертикали для ладей, диагонали для слонов, не образовал сильные пункты в центре для коней, то пешечная атака на фланге развивается беспрепятственно. 15.g5 d7 16.f5 b5 17.f4 b4 (111).           А. Ильин-Женевский начинает атаку неприятельских пе­шек, стараясь вскрыть линию «b» и проникнуть ладьями в тыл белых. Любопытно отметить, что Капабланка предвидел этот план: он заблаго­временно отвел коня на d1 и взял под профилакти­ческую защиту (по Нимцовичу!) важное поле b2. 18.f6!! Великолепный ход белых производит впечатление на каждого, кто знакомится с этой партией и много наслышан о позиционной ма­нере игры Капабланки. При этом совершенно забывают о другой черте стиля Капабланки– его «маленьких комбинациях». Читатели могут в полной мере насладиться красотой замысла бе­лых: в позиции, где можно было ожидать даль­нейшего позиционного усиления позиции, Капабланка внезапно жертвует пешку. В шахматах обязательно надо атаковать. Но при этом не надо удивляться тому, что в распо­ложении обеих сторон образуются пункты, за­щищать которые иногда очень трудно. Обычно тот, кто лучше умеет сохранить равновесия меж­ду атакой и защитой, получает возможность пер­вым начать решительную атаку. В данном случае черные могут взять пешку – 18... ef, но после 19.d5 на стороне белых силь­ная инициатива. Например: 19... fg 20.:g5 f6 21. :f6+ :f6 22.:f6 :f6 23.:f6 или 20...b8 21.:d8 :d8 22.e3. Даже если черные попыта­ются вернуть пешку путем 19... f5, то и тогда вариант 20.ef gf 21.:f5 складывается в пользу белых. Удивительно, что позиция после хода 18.f6 не привлекла внимания аналитиков. Если черные вынуждены играть 18... f8, то позиция их уже проиграна. 18... f8 19.f2. Белые создают угрозу 20.fe :е7 21.g4 :g5 22. d5, после чего выясняется, что один слон не в силах прикрыть черные поля е7, g7 и h6. Конкретная игра в сложных позици­ях была еще одной сильной стороной импровиза­ционного творчества Капабланки. 19... bc 20.bc e6 21. h4 (грандиозная по своей ясности игра!) 21...b8 22.h5 b6 23.hg hg 24.d1. Фантастика! Играть так, чтобы ход фи­гуры, словно мяч в спортивном поединке, менял игровые роли всех фигур, иначе чем волшебством не назовешь. Конь сперва взял под контроль по­ле d5, затем ушел на d1, предвидя атаку пункта b2, потом стал угрожать королевскому флангу черных, а теперь, вновь возвращается на d1. Что­бы защитить поле b2? Если бы только для этого! Ход f2–d1 создает условия для сильнейшего фигурного штурма, освободив ферзю дорогу d2–f2–h4. Вы спросите, куда стремится ферзь? К полю g7. Появиться там ему мешает пока слон f8, но когда этот слон будет разменян, игра тотчас закончится в пользу белых. Снова этот неутомимый конь: угрозу d1–f2–g4–h6+ предотвратить нельзя. 24... de5 (черные отчаянно ищут спасения от очевидных угроз, но на поле е5 не закрепить­ся: белые в любой момент могут прогнать его ходом d3–d4. К несчастью для Капабланки, этот путь тоже показался ему самым быстрым решением проблемы...) 25.f2 g4 26.h4 се5. Сколько чернил извели любители дотошного анализа, доказывая, что Капабланка был не прав, обронив фразу: «Выигрывал ход королем на h2». Разбирать многочисленные варианты компетентных аналитиков очень увлекательно, всегда возникает желание в чем-то не согласить­ся, с чем-то поспорить. Скажу откровенно, у меня всегда было ощущение, что в этой партии собы­тия разворачивались совсем не так, как их изо­бражает летопись шахматных турниров и... сам Ильин-Женевский. Более чем очевидно, что после 27.d2! (112)           у черных нет никакой защиты. Грозит и 28.f2, и 28.f3, и, наконец, спокойное 28.е1 с последу­ющим нападением на коня ходом d3–d4. Вместо этого Капабланка сразу играет 27.d4, полагая, видимо, что этот ход выигрывает быстрее. При этом, не сомневаюсь, чемпион мира просто зев­нул пешку с3. А его слова о том, что выигрывал ход королем на h2,–просто хорошая мина при плохой игре. Но авторитет Капабланки столь ве­лик, что никто и не стал искать иной ход. Партия завершилась так: 27.d4? :е3 28.:е3 :с3 29.de :е3+ 30.h1 de 31. f3 ef 32.:е3 fe 33.е1 b2 34.:е3 8d2 35.h3 c4 36.а3 d6 37.а7 с3. Белые сдались. Прежде чем поставить точку, мне кажется полезным вернуться к позиции после 24. d1. Капа­бланка этим ходом раскрыл свои карты: готовится маневр ферзя на h4. Здесь у Ильина-Женевского был удобный случай показать и свои козыри – вторжение ладей по линии «b». Если и после 24...db8 25.f2 b1 аналитики найдут выиг­рыш за белых, то я в который раз сниму шляпу перед великолепной интуицией Капабланки. СТОЛКНОВЕНИЕ ПЕШЕЧНЫХ ЦЕПЕЙ           Ход белых 113. Попробуйте оценить силу атаки белых в центре. Определите степень защищенности коро­ля черных, рядом с которым только одна пешка. Предложите перспективный план игры за белых, укажите хороший ближайший ход. Позиция носит очень сложный характер, ти­пичный для партий, начатых староиндийской за­щитой. Белые заняли пешками центральные поля и в одной точке перешли линию экватора. Их фи­гуры поддерживают пешки и готовы к схватке. Но конкретный ход предложить трудно, потому что это связано с необходимостью... передать очередь хода черным. Вы спросите, зачем? Сей­час увидите. Оценим позицию со стороны черных. Их ко­роль остался без пешечного прикрытия, но зато надежно защищен фигурами. Допустим, что ход черных. Какие есть в позиции мотивы, которые они могут использовать? Вряд ли черные станут бить пешку с5 – после d6:c5 и b4:с5 укрепляется центр белых. Атаковать коня ходом b7–b5 бес­смысленно из-за с5:b6 (на проходе!). Может быть, активизировать ферзя путем d7–е6–f6–g5? Но на это придется затратить три хода. К тому же, чтобы ферзь мог активно действовать, надо еще открыть вертикаль «g». Стоп, стоп . Нашли зацепку–вертикаль можно открыть сра­зу ходом g4:f3, значит, черные так и сыграют. Ну конечно же! Как белые ответят? Пешкой бить опасно из-за d7–h3, надо брать ферзем. Итак, все понятно, белые должны сделать выжидатель­ный ход, скажем, 1.h1, и на 1 ... gf ответить 2 :f3. Такая оценка позиции в общих чертах верна. Но в шахматах кроме стратегических планов большую роль играют сиюминутные тактические нюансы. Увидеть абсолютно все комбинационные возможности в позиции – недостижимая мечта каждого шахматиста, но при определенной тре­нировке угрозы на ход-два видеть можно. В на­шей оценке позиции из общих соображений о тактике мы забыли. А оказывается, что, переме­щаясь с b3 на f3, белый ферзь перестает защи­щать ладью d1. Такая пассивная силовая линия (b3–d1) редко учитывается при расчете вариан­тов, это-то и служит главной причиной зевков. А кажется, чего проще: надо всегда помнить не только активные, но и пассивные связи между фигурами и пешками! В избранном нами вариан­те (1.h1 gf 2.:f3) черные играют 2...dc (отвергнутый нами антипозиционный ход) и пос­ле 3.bс неожиданным разменом 3...:с4 выиг­рывают ладью за коня: 4.:с4 е5 5. de :d1+ или 5.b3 :с4. 3а дымовой завесой пешек d4 и d6 у черных, выясняется, была подготовлена ба­тарея тяжелых фигур, нацеленная прямо на ладью d1. Значит, придуманный нами ход королем на поверку оказался просто потерей важного темпа. Вот и сюрприз: нельзя терять темп даже в пози­циях полузакрытого типа! Так как мотивом для комбинации черных явилось положение ладьи на d1, то целесообразно ладью увести, сыграв 1.е1. А можно самим побить черную пешку– 1.fg, но для этого надо точно рассмотреть вариан­ты 1... dc 2.bc е6 и 1... :g4 2.f3 g5. Позиция допускает и другое решение: то, которое приняли белые в партии Равинский– Бронштейн (Москва, 1946). Они сыграли 1.d5!, начиная острый поединок в центре. Видимо, рас­смотрев несколько вариантов, белые пришли к выводу, что, перекрывая линию f7–с4, они уси­ливают подвижность своего коня. Теперь пришла пора черным принимать решение. Так как пешка «d» перестала контролировать поле е5, то напрашивается ход 1... е5. Но что делать после 2.:е5–бить коня слоном или пешкой? Когда в своих комментариях иные шахматисты на не­скольких страницах убористым мелким шрифтом преподносят нам фантастические, дерзкие варианты с жертвами чуть ли не всех фигур, то это с радостью воспринимается как еще одно доказа­тельство неисчерпаемости шахматных вариаций. Но имеет ли такой энциклопедический набор острейших вариантов прямое отношение к реаль­ной партии? Нет, конечно. И авторы коммента­риев это сами знают. Не случайно в конце при­мечаний они, как правило, указывают какой-то простой вариант или даже ход и с завидной самоуверенностью поясняют, что только этого простого хода они не видели. Да и как можно было его увидеть в сплошном тумане блестящих комбинаций? . Вариант 1.d5 е5 2.:е5 :е5 имеет тот минус, что допускает активизацию белого слона – 3.d4! Поэтому правильным кажется ход 2... de!, отнимающий у белых фигур поле d4. Обычно такого простого основания для ближайшего хода достаточно. Но мы сейчас рассматриваем вопрос иной: как заглянуть за горизонт видимого, как точно оценить позицию, не упустить даже случай­ный шанс на атаку? Ход 1... е5 позволял сло­ну перейти с f7 на h5 – для ферзевого слона это удача. Да и возможность разрушить сильный пе­шечный центр партнера тоже упускать нельзя! Поэтому в партии черные избрали ясное продол­жение: 1…cd 2.ed dc 3.:c5, и здесь они не сы­грали 3...:d5, поскольку при 4.с3 белые мог­ли обменять своего коня на сильного слона. Чер­ные реализовали угрозу вскрытия вертикали «g», на которой в ожидании грядущих событий давно уже затаилась ладья g8, прикрывшись для мас­кировки слоном g7: 3...gf 4.:f3 :d5 (114).           Зрители, наблюдавшие за игрой, были удивлены скоростью, с которой следовали ходы черных и белых. Оказалось, что этот вариант белые не только предвидели, но и считали выгодным для себя, поскольку подготовили неожиданный удар с временной жертвой ферзя. Узелок на память: в шахматной игре нет аб­солютно спокойных позиций, всегда надо ждать чего-то необычного, зорко смотреть по сторонам. Комбинационный замысел белых заслуживает всяческих похвал, но на их беду черные подгото­вили встречную комбинацию. Игра завершилась очень красиво. 5. :f4 :f3 6.:g6+ h7 7. :d7 :d7 8.:e7 Белые разменяли ферзей, отбили атаку, разрушили пешечную структуру черных и сейчас, отыграв качество, кажется, могут смело рассчитывать варианты эндшпиля. Однако энд­шпиль получился совсем незапланированный: 8...:e7 9.:e7 d4+! 10.f1 (10 h1:g2X!) 10… :g2 (наконец-то) 11. e1 е2+. Белые сдались. Конечно, шахматы не требуют столь тщатель­ного разбора всех позиций во время игры, но пик борьбы, когда сталкиваются планы сторон, вспы­хивают фейерверки комбинаций, всегда требует четкого понимания развития событий, и тут ре­шения надо обосновывать           Ход чёрных 115. Найдите сильные пункты для белого ко­ня. Определите, какие фигуры занимают пассив­ные позиции? Положение белых лучше, несмотря на ход черных. Сильный пешечный центр ограничивает подвижность фигур соперника. Слон b7 занимает пассивную позицию, а одни кони никакого ущерба нанести белым не в силах. К тому же конь f6 под связкой. Несомненно, черные видели, что конь с2 метит на один из сильных пунктов за экватором–d5 или f5, и своим ближайшим хо­дом сделали попытку заманить на d5 белую пеш­ку: 1...d6. Однако после 2.h4 ае8 3.g3 е7 4.e3 d6 5.h4 конь f6 опять оказался под связ­кой. Черным пришлось вновь думать о том, как помешать назойливому белому коню проникнуть на d5 или f5. Улучшить позицию черные могли бы ходами c6–а5 и с7–с6, но у них нет времени. Пришлось отдать за коня, все-таки попавшего на d5, единственного своего слона, но тогда белые, имея преимущество двух слонов, разменами осво­бодили пространство, после чего юркие слоны помогли одной из белых пешек пройти в ферзи. Пример взят из партии Бронштейн–Голомбек (Москва, 1956). Узелок на память: шеренга из трех централь­ных пешек всегда вынуждает партнера к оборо­нительным действиям. Чтобы ослабить нажим, надо стараться одну из пешек вытянуть вперед или побить.           Ход чёрных 116. Какая угроза белых является для чер­ных неприятной в этой позиции? Какой ход вы­брать черным? Фигуры черных образуют компактную группу, расположившуюся позади и рядом со своими пешками. На королевском фланге их пешки более активны, чем пешки белых, а на ферзевом флан­ге у черных только одна пешка требует внима­ния–с7. Фигуры белых, кроме коня d3, занима­ют явно выжидательные позиции. Единственная точка, где белые могут проявить активность, это поле b4, поэтому все время надо ждать хода b2–b4. Белые при этом отдают черному коню пункт с4, но если черные пойдут d6–с4, то пос­ле с2–е2!, d3–f2 и f1–d2 у белых появит­ся надежда вскрыть игру по линии «е;» и активи­зировать фигуры. Однако сейчас ход черных. Чтобы усилить нажим, они, следуя классической стратегии мит­тельшпиля, должны организовать в какой-либо точке пешечный прорыв. Но где? В какой точ­ке–с5, f4, g4? От решения этого элементарного на вид вопроса зависит план расстановки фигур на ближайшие ходы. Черные решили не опреде­лять точку прорыва, а пока есть время, усилить нажим по вертикали «е». Чтобы готовить ход с7–с5, надо уйти конем с d6, тогда после b2–b4 не будет возможности d6–с4. А для прорыва g5–g4, который белые, вероятно, ждут, придет­ся очень заметно перестраивать свои фигуры. Поэтому скромный ход f8–f7 является самым правильным решением: черные сдваивают ладьи по линии «е» и готовят прорыв в пункте f4. По­чему здесь? Потому что силовые линии большин­ства их фигур перекрещиваются именно вокруг квадрата f4. После хода f5–f4 один черный конь (в случае размена пешек) сможет занять пункт f4, а второй конь получит в свое распоряжение хорошее поле f5, откуда будет сильно давить на пункты g3, е3 и пешку d4. Семнадцатая партия матча на первенство ми­ра Ботвинник – Бронштейн (Москва, 1951) про­должалась так: 1... f7 2.b3 fе7 3.b2 f4! Чер­ные предлагают сопернику жертву ферзя–4.ef :е1 5.:е1 :е1 6.d2 :f4, с другой стороны, грозит ход 4... f5 с атакой пешек d4 и е3. Иг­ра проходила в обстановке обоюдного цейтнота, как и все остальные партии нашего матча, поэто­му ферзя белые не взяли, а ответили жертвой пешки–4.е5. Но после 4...:е5 5.de f7! 6.ef :f4 их позиция стала беззащитной от угрозы с7–с5 и d5–d4. В цейтноте белые сыграли 7.h2 c5 8.g4 d4 9.f6+, но после 9...:f6! остановили часы. Последним шансом был ход 4.с3, но и тут решало 4... fe! ТОРМОЗЯЩАЯ ЖЕРТВА ПЕШКИ Грамотная игра предполагает владение основны­ми техническими приемами для реализации свое­го замысла. Одним из таких часто встречающих­ся приемов является тормозящая жертва пешки. Иногда бывает, что роль пешки, которая должна тормозить неприятельскую пешку, поручается все время одной и той же исполнительнице, чаще всего центральной пешке «е». Почему так, понять легко: пешка нередко первой начинает игру, она ближе всего к лагерю соперника, ей и надо ре­шать эту задачу. В партии Бронштейн – Р. Бирн (Хельсинки, 1952) дебют был разыгран следующим образом: 1.d4 d5 2.с4 dc 3.f3 f6 4.c3 a6 5.e4 b5 6.е5 d5 7.а4 :с3 8.bс b7 (117)           9.е6 f6 10.g3 d5 11.g2 :е6+ 12.е3 с8. Тормозящая жертва задержала черную пешку на е7. Позднее, во встрече Бронштейн.–Лявданский (Киев, 1964/65) черные вместо 9 ... f6 сыграли 9 ... fe, но после 10.g5 d5 11.e2 (возможно было и 11.g4) 11...:g2 12.f1 белые получили силь­ную атаку. А вот как развивались события в партии Бронштейн– Лукин (Ярославль, 1982): 1.d4 d5 2.с4 dc 3.е4 f6 4.е5 d5 5.:с4 b6 6.b3 c6 7.e3 f5 (118)           8.е6 :е6 9.:е6 fe 10.с3 d7 11.f3 0–0–0 12.0–0 h6. Вместо этого черным следовало поскорее ввести в игру слона f8, раз­витие которого было заторможено ходом 8.е6. В случае 12... g6! 13.g5 g7 14.f7 :d4 15. :h8 :h8 завязывалась борьба с равными воз­можностями. После же ошибки партнера белые получили приятный выбор: выиграть медленно или быстро. Они избрали 13.b4! d5 14.е4 е5 15.b5 :d4 16.:е5 :е3 17.fe d5 18.:d4. Чер­ные сдались. Партия Бронштейн.–Тартаковер (Стокгольм, 1948) протекала так: 1.е4 с6 2.f3 d6 3.d4 g4 4.h3 h5 5.e3 f6 6.bd2 bd7 7.c3 g6 8.e5 d5 (119)           9.е6 fe 10.e2 е5 11. de :e5 12.:e5 de 13.h5 :е3 14.:g6+ hg 15.fe d3 16.f3 e6 17.е4 :е4 18.:е4–минуя миттельшпиль, игра из дебюта сразу перешла в эндшпиль. Послед­ствия тормозящей жертвы пешки налицо: черные пешки по линии «е» никакой реальной силы не имеют, в какой-то степени они даже мешают черным, так как дают укрытие белому коню. Од­нако позиция черных достаточна крепкая, и белые выиграли только после очень сложных манев­ров, использовав неточность партнера. Узелок на память: продвижение пешки е4–е5–е6 часто приводит к выгодным для белых ситуациям. Летом 1970 года состоялся интересный матч: сборная ветеранов шахмат встретилась со сбор­ной Ленинграда. На первой доске в партии Бронштейн–Воротников события, к удивлению зрителей, разворачивались таким образом: 1.е4 с6 2.d3 d5 3.d2 f6 4.gf3 g4. Игра только началась, но белые, вспомнив свою встречу с Тартаковером, не спешили сделать какой-нибудь банальный ход, они стали искать способ превра­тить мечту в реальность: а вдруг и тут удастся совершить пешечное путешествие е4–е5–е6? Добавив к своим знаниям каплю шахматной фан­тазии, белые обнаружили, что черные вовсе не обязаны отступать конем на d7, лучше вернуться обратно на g8 по Нимцовичу. Так что же делать? Играть е4–е5 или нет? Рисковать или продол­жать спокойное развитие? Этот пример хорошо показывает минусы иг­ры по одной партии за вечер. По сути, только сейчас белые решают творческую задачу. Можно даже сказать, что они ее решили без хода, но показать решение не могут, это зависит от реакции партнера. Все же белые рискнули увести пешку с хорошего поля: 5.е5 fd7 (120)           6.е6!– трудно такой ход увидеть заранее, но когда опыт­ный шахматист играет не совсем стандартно, на­до непременно постараться понять ход его мыс­лей. Без этого шахмат нет! Последовало: 6...:е6 7.d4 (это и есть изюминка всего замысла, обычно на слона нападают с g5, но здесь слу­чайно оказалось свободным поле d4, и белые приметили это различие) 7...f6 8.:е6 fe 9.f3 bd7 10.g5 е5 11.g3! с сильной атакой. ОЖИВШИЕ ПЕШКИ В позициях с разноцветными слонами часто не удается выиграть даже с двумя лишними пешка­ми. Но если на доске имеются ладьи, то у силь­нейшей стороны появляется возможность ком­бинированной атакой расчистить пешке путь в ферзи. Это если есть проходная пешка. А если все пешки столпились в одном месте и крепко дер­жат друг друга? Бывает, что и в таких позициях находится путь к выигрышу.           Ход чёрных Позиция на диаграмме 121 возникла в партии Берток – Бронштейн (Загреб, 1965). Используя мотив цугцванга, черным удается оттеснить не­приятельского короля: 1...а4 2.d1 b3 3.d2 с2 4.е3 а3+ 5.е2 :g3! 6.:с2 f4 (122).           Жертва слона позволила черным создать две подвижные пешки. Может быть, белые могли их задержать, оставаясь королем вблизи пешек? Та­кой пассивный путь белых не прельщал, и они решили королем атаковать черную ладью. 7.с3 g2+ 8.d3 f5 9.с8 g3+ 10.c4 а3 11.b2 а2! 12.с3 (только тут белые уви­дели, что после 12.b3 :b2+ 13.:b2 f3 пеш­ки неудержимы. Но и теперь фигуры и пешки черных продолжают работать «по программе») 12...е4 13.b3 е2 14.е8 f3 15.:е6 g3 16.f6 g2 17.g6 f2. Белые сдались. Конечно, выигрыш такого эндшпиля доставил мне творче­скую радость.           Ход чёрных 123. Какая из сторон лучше выстроила убе­жище для короля? Чья пешечная цепь располо­жилась более активно? Какие перспективы, в этой наполовину замкнутой позиции у фигур? Почему ферзи и обе ладьи на ферзевом фланге занимают исходные позиции: вернулись домой или все еще не успели войти в игру? Можно ли сказать, что все слоны в этой позиции занимают пассивные позиции? Есть ли у одной из сторон логичный, позиционно обоснованный план про­рыва пешечной цепи соперника, и если пункт прорыва можно определить, то какими средства­ми надо решать эту конкретную задачу? Кто является атакующей стороной–белые или чер­ные? Предложите сильный ход за черных. Убежища у королей примерно одинаковые по надежности. Обе пешечные цепи продвинулись своими передовыми отрядами через шахматный экватор, но если пешка f4 явно стесняет действия легких фигур соперника, то центральное трио бе­лых пешек не оказывает какого-либо тормозя­щего влияния на маневры черных фигур – конь с b8 вышел на d7, а слон с8 на е6 не торопится. Полезно отметить и то обстоятельство, что в слу­чае возможных пешечных столкновений на фер­зевом фланге (b2–b4 и b7–b5) поле с5 защи­щено лучше, чем поле с4. В ситуациях, когда пешечные цепи закрывают диагонали для слонов, отнимают вертикали у ладей и пункты у коней, логичным позиционным приемом для раз­вития инициативы является прорыв цепи при помощи жертвы одной из легких фигур. Пока позиция не определилась, ладьи и фер­зи, естественно, уступали «свои» ходы другим фигурам, поэтому они и находятся на началь­ных пунктах. Однако очевидно, что за один ход ten готовы включиться в борьбу. Вопрос о сло­вах совсем легкий: черные слоны намного силь­нее, так как цепочка белых пешек с4–d5–е4–f3–g4 ограничивает передвижения слона g2, a черная цепочка c5–d6–e5–f4 отнимает хорошие диагонали у слона е1. Можно ли сказать, что хоть один из слонов расположен активно? Толь­ко слон с8. Остальные занимают выжидательные позиции, хотя все же слон g7 сильнее, чем слон g2. Если вы не очень стремитесь к выигрышу, то в таких замкнутых позициях иногда можно сде­лать нейтральный ход, как бы уступая ход сопернику, но если вы хотите осложнить позицию, надеясь в острой борьбе переиграть соперника, то нельзя терять ни одного хода, надо внимательно разобрать позицию и решительно сделать обязывающий ход, связанный с проблемной жертвой пешки или фигуры ради сохранения инициа­тивы. Где найти точку прорыва? Обычно она находится вблизи от вашей пешечной цепи, как раз в том месте, где пешки соперника выставили заслон вашим пешкам. Здесь такими пунктами являются пешки с4 и g4. Поэтому черные могут искать пути организации прорыва только в этих двух пунктах! Конечно, защищающейся стороной являются белые, фигуры которых, скученные около короля, малоподвижны. Если мы знаем, на каком фланге атаковать, знаем, в какой точке надо прорывать­ся, то мы знаем и ходы, которые могут нам по­мочь реализовать творческий замысел. Но их у нас два: b7–b5 и h7–h5, который из двух? Ко­нечно, надо двигать пешку, которая ближе к не­приятельскому королю, это сулит нам скорую атаку всеми фигурами... кроме той, что первой ринется на врага. В партии Равинский–Бронштейн (Москва, 1953) черные сыграли 1... h5!, и после 2.g5 g4! 3.fg (3.h4 е3 4.d3 b5! 5.cb ab 6.:b5 a6) 3...hg (124)           4.h4 gh 5.:h3 :g5+ 6.h1 f7!! 7.d3 h8 8.b4. f6! 9.g1 cb 10.ab :h3 11.:h3 g4 12.f3 h7!! белые сдались. Иллюзия лег­кой победы обманчива. Кроме ладьи а8, в атаке приняли участие почти все фигуры черных (слон g7 свою роль исполнил раньше, когда помогал пешечному прорыву f5–f4...). Необходимо понять, почему белые сыграли 2.g5, не могли ли они оставить пешку на месте или пойти 2.gh? Если оставлять пешку на g4, то её надо защитить ходом 2.h3. Тогда после 2... hg 3.hg черные без помех играют f6–h7, d8–g5, d7–f6 и c8:g4! Если в этом случае черные не сумеют решить партию фигурной атакой, то им еж помощь придет пешка «g»: g6–g5–g4! Теперь рассмотрим вторую возможность. На взя­тие 2.gh черные отвечают 2... g5! с угрозой g5–g4, а после обязательного 3.h3 играют по строго­му плану: d8–е8, e8:h5, f6–h7, d7–f6 и c8:h3. Если же белые начнут перевод коня на f2, то черные перебросят коня на h4, а могут играть неторопливо: 3.h3 е8 4.с1 :h5 5.d3 b6 6.b3 :с4!1 7.:с4 b5 8.b3 :h3 с выиг­ранной позицией.           Ход белых 125. Более сложным оказался способ прорыва пешечных укреплений в партии Бжоска–Бронштейн (Мишкольц, 1963). Пешки в этой позиции можно условно разбить на три группы. В районе пешек «а», «b» и «с» видна только одна точ­ка прорыва – поле b4, но черные ладьи вряд ли допустят ход b3–b4. В центре такую же роль играют белые ладьи, так что и черным вряд ли удастся сыграть d6–d5. О группе пешек на пра­вой половине доски и говорить нечего – тут исключены всякие неожиданности, ходов у пешек нет. Логика подсказывает, что пора соглашаться на ничью. Вероятно, партия так бы и заверши­лась, если бы белые не решили еще больше ук­репить свои позиции в центре: 1.d5 e8 2.1d2 с7 3.d1. Белые торопятся перевести слона на b1, чтобы в ответ на b4:а2+ можно было взять коня слоном. Из этого видно, что белые почувст­вовали какую-то угрозу пешкам ферзевого флан­га. Впрочем, если бы ладья поторопилась уйти с поля d5, то у черных появилась бы возможность прорыва d6–d5. 3...а6 4.с2 b4 5.b1 а6! 6.d1 :d5+ 7. :d5 :b3+! 8.:b3 b6+ 9.с2 b2+! 10. c1 е2, и, подобравшись с тылу к неприятель­ским пешкам, черные вскоре получили в центре неудержимые проходные, одна из которых про­шла в ферзи. Игра продолжалась так: 11. d1 :е3 12. g1 с3+ 13.d2 :с4 14.с2 d5 15. b1 d4 16.d1 с3 (126)           17.b3 е3+ 18.е2 с1 19.:а3 с4 20.а7+ d6 21.a4 b1 22. d7+ с5 23.с7+ b4 24.а3+ с3 25.b5 h2+ 26.f1 d3 27.:с4+ b2 28.g1 e2 29.:h2 е1. Белые сдались. Такой эндшпиль приятно вспоминать, и я часто показываю его во время лекций. На вопрос, поче­му черные сыграли 5...а6, а не 5...а8, я всегда отвечаю так: «Ладья уступает дорогу вто­рой ладье, поскольку удар b8:b3 несет в себе больший заряд шахматной фантазии». СИЛА И СЛАБОСТЬ ОДНОГО ХОДА Когда зрители наблюдают за игрой, то многие из них уверены, что шахматисты, погрузившись в глубокое раздумье, озабочены исключительно поиском красивой многоходовой комбинации. Это не так. Как правило, обдумывая позицию при своем ходе, каждый шахматист подсознательно... ищет защиту от ближайшего хода противника. Означает ли это, что так же подсознательно игрок меньше внимания уделяет своему очеред­ному ходу? Вполне вероятно–я, по крайней ме­ре, всегда играю именно так. Сколько пришлось мне выслушать иронических замечаний по поводу моих долгих раздумий над первым ходом. Однажды этим заинтересовался сам Эйве. Когда я сбивчиво начал объяснять профессору сложность начальной позиции, автор многочисленных работ по теории дебюта перебил меня: «Знаю, знаю, при игре черными мне по­нятно... О чем вы думаете перед первым ходом при игре белыми?» Объяснять мне пришлось до­вольно долго, но в конце концов мы, кажется, поняли друг друга. При игре черными, сколько бы вы дома ни готовились к партии, первый ход партнера может вас озадачить, поскольку в турнирной борьбе ходы 1.е4, 1.d4, 1.с4, 1. f3 или даже 1.b3 и 1. g3 далеко не однозначны, а готовились вы конкрет­но к какому-то ходу, в котором были почему-то уверены.. Словом, это ясно. Зачем думать до первого хода при игре белыми? По той же самой причине! Партнер приготовил для вас какой-то дебютный сюрприз, вот вы и думаете, то ли уйти от него, то ли, напротив, принять вызов? По-моему, при игре белыми задача первого хода го­раздо сложнее, чем при игре черными. Белые обычно хотят получить скорую атаку, поэтому они должны быть обязательно готовы во всеору­жии встретить любой ответный ход, вариант, си­стему. Но знать все и подготовиться ко всем неожи­данностям дебюта невозможно. И приходится всегда решать, то ли играть самыми лучшими теоретическими ходами, то ли импровизи­ровать... со второго хода. Оба метода имеют свои минусы. Во время игры «по теории» сопер­ник лучше информирован, вам будет трудно придумать что-либо принципиально новое, игра будет затяжной. Если начать игру острым вари­антом, новым или основательно забытым, то шансы на выигрыш значительно повышаются, но кто может поручиться, что соперник не предви­дел такой поворот? Так и получается, что при обдумывании первого хода шахматист обдумы­вает свои действия уже после вероятного ответа противника, иными словами, обдумывает свой второй ход. Что и требовалось доказать. Но если так трудно сделать выбор на первом ходу, то насколько труднее решается та же зада­ча в сложном миттельшпиле! У противника так много перспективных ходов, некоторые из них кажутся вам очень сильными, непременно надо считаться с возможностью их реального появле­ния в игре. Теперь, надеюсь, читатель со мной согласится: если при обдумывании своего хода надо заранее готовить защиту от ближайшего хода противника, то есть ли тут время обдумы­вать в деталях свой ближайший ход? Образно рассказал о проблеме поиска хода английский мастер Ч Александер: «Когда я об­думываю ход, то смотрю варианты, начинающие­ся ходами А, Б, В, Г, Д, ни на одном из них не задерживая своего внимания. А так как они ме­ня все не устраивают, то я уже в беспорядке пере­мещаю в уме ходы варианта А с ходами варианта В, затем комбинирую другие ходы; естествен­но, ничего того, что я хотел бы получить, у меня не получается. Тогда я бросаю взгляд на шахмат­ные часы и, уже не перебирая никакие варианты, с уверенностью делаю на доске первый ход любого из этих вариантов». Когда в конце своей шахматной карьеры Александер с успехом стал выступать в турнирах по переписке, я ни­сколько не удивился, при такой игре есть время для изучения вариантов всего алфавита. Поделившись с читателями английского жур­нала «Chess» (1947) своим методом поиска хо­да, Александер справедливо заметил. «Я расска­зал о себе; о том, как думают другие, ничего не знаю, но предполагаю, что их проблемы во мно­гом схожи с моими». Конечно, и не только пото­му, что лозунг ФИДЕ «Все мы–одна семья» объединяет людей, преданных шахматному ис­кусству. Александер очень точно рассказал о тех сом­нениях и колебаниях, которые, собственно, и со­ставляют радость шахматного творчества: посто­янный поиск активного хода «за себя» и страх увидеть на доске сильный ход «за него» Без этих мучительных колебаний не было бы наших шахмат. Но если мы боимся «его хода», значит, готовим защиту. А ближайший ход? Только под­спорье, он укрепляет фундамент следующего хода. Рассмотрев варианты А, Б, В, Г, Д, свой хороший ход мы делаем уже... подсознательно. Потому что во время рассмотрения бесчисленных вариаций, мы, что вполне естественно, прочувст­вовали все опасные ходы со стороны противника, определили возможные действия его фигур, по­няли, где в нашей позиции слабые места, и на­метили пункты для атаки. Разумеется, что, в свою очередь, партнер изу­чает позицию с другой стороны, ищет способ до­садить вашим фигурам, учитывает ваши вероят­ностные ходы. Всегда ли такая исследователь­ская работа приводит к похожим результатам? Никогда! Каждый шахматист имеет свою личную шкалу оценки, и хотя многие классические пунк­ты в них совпадают, все же большое число шах­матных признаков имеет размытые критерии, что исключает точную оценку. Кроме того, из чисто спортивных соображений каждый шахматист всегда переоценивает силу своей позиции и не­дооценивает угрозы партнера. Этим можно объ­яснить невероятные ошибки, которые, правда, редко, но все же встречаются даже в матчах на первенство мира. Означает ли это, что в таких случаях шахматисты не готовили ответ на ход соперника, думали только о своем ходе? Нет, про­сто они недооценили силу того или иного встреч­ного хода, не смогли увидеть скрытую за ним уг­розу. А свой ближайший ход переоценили. Впро­чем, встречаются и ошибки противоположного толка: явная переоценка угрозы соперника, недо­оценка собственных возможностей при своем ходе. ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛЬНОСТЬ Известным техническим приемом при атаке по­зиции короля является вторжение тяжелых фи­гур. Часто только один ход ладьи на седьмую (вторую) горизонталь создает серьезные трудно­сти в защите. Интересно развивалась борьба в следующей партии. 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 22


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная