Общая психология. 5
Учебные материалы


Общая психология. 5



Карта сайтаbr88soprt.com

Деятельность

— целеустремленная активность, реализующая потребности субъекта. В качестве объяснительного принципа психики категория Д. используется при изучении различных областей психической реальности (психологии познавательных процессов, мотивации, воли, эмоций, личности, внутригрупповых процессов) и при построении различных отраслей психологии. Использование категории Д. в качестве объяснительного принципа привело к изменению принципов анализа психики в общей психологии (принцип единства сознания и Д., принцип единства строения внешней и внутренней Д., принцип интериоризации— экстериоризации как механизма усвоения общественно-исторического опыта, принцип зависимости психического отражения от места отражаемого объекта в структуре Д. и др.) и к разработке положений о планомерном формировании умственных действий, о микроструктурном анализе познавательной и исполнительной Д., о деятельностном опосредствовании межличностных отношений и т. д. Основными характеристиками Д. являются предметность и субъектность. Специфика предметной детерминации Д. состоит в том, что объекты внешнего мира не непосредственно воздействуют на субъект, а лишь будучи преобразованы в процессе Д., благодаря чему достигается большая адекватность их отражения в сознании. Филогенетические предпосылки предметности проявляются в обусловленности Д. животных свойствами объектов, ключевыми раздражителями, выделившимися в ходе эволюции вида и служащими удовлетворению тех или иных биологических потребностей, а не любыми воздействиями внешнего мира. В своей развитой форме предметность свойственна исключительно человеческой Д. Она проявляется в социальной обусловленности Д. человека, ее связи со значениями, фиксированными в закрепленных в орудиях схемах действия, в понятиях языка, социальных ролях, в ценностях, социальных нормах. Субъектность Д. находит свое выражение в следующих аспектах активности субъекта: в обусловленности психического образа прошлым опытом, потребностями, установками, эмоциями, целями и мотивами, определяющими направленность и избирательность Д.; в личностном смысле ("значение для меня"), придаваемом мотивами различным событиям, действиям и деяниям. При анализе Д. выделяются три плана ее рассмотрения: генетический, структурно-функциональный и динамический. В генетическом плане исходной формой любой человеческой деятельности является социальная совместная Д., а механизмом развития психики человека выступает интериоризация, обеспечивающая усвоение общественно-исторического опыта путем преобразования социальной совместной Д. в индивидуальную Д. В ходе интериоризации происходит также переход внешней по форме протекания Д. во внутреннюю Д. В основе структурно-функционального рассмотрения Д. лежит принцип анализа "по единицам" (Л.С. Выготский), при котором та или иная реальность разлагается на "единицы", содержащие в себе основные свойства, присущие этой реальности как целому. Иерархические взаимосвязи между единицами Д. подвижны. В зависимости от места отражаемого объекта в структуре Д. изменяются содержание психического отражения, уровень отражения (осознаваемый, неосознаваемый) и вид регуляции Д. (произвольный, непроизвольный). При рассмотрении Д. в динамическом плане изучаются механизмы, обеспечивающие движение самой Д.: надситуативная активность, определяющая саморазвитие Д. и возникновение ее новых форм, и установка, обусловливающая устойчивый характер целенаправленной Д. в постоянно изменяющейся действительности. Реализация Д. осуществляется на основе психофизиологических механизмов, изученных в русле "физиологии активности" Н.А. Бернштейна, теории "функциональных систем" П.К. Анохина и представлений о системной организации высших корковых функций А.Р. Лурия.



А.Г. Асмолов

Джеймса—Ланге теория эмоций

— теория, выдвинутая независимо друг от друга американским философом и психологом У. Джеймсом и датским медиком К.Г. Ланге (1880—90-е гг.). Согласно Д.—Л. т. э., возникновение эмоций обусловлено вызываемыми внешними воздействиями изменениями как в произвольной двигательной сфере, так и в сфере непроизвольных актов сердечной, сосудистой, секреторной деятельности. Совокупность ощущений, связанных с этими изменениями, и есть эмоциональное переживание. По Джеймсу, "мы печальны потому, что плачем; боимся потому, что дрожим; радуемся потому, что смеемся". Если Джеймс связывал эмоции с широким кругом периферических изменений, то Ланге — только с сосудистодвигательной системой: состоянием иннервации и просветом сосудов. Т. о., периферические органические изменения, которые обычно рассматривались как следствие эмоций, объявлялись их причиной. Д.—Л. т. э. представляла собой попытку превратить эмоции в объект, доступный естественному изучению. Однако, связав эмоции исключительно с телесными изменениями, она перевела их в разряд явлений, не имеющих отношения к потребностям и мотивам, лишила эмоции их адаптивного смысла, регулирующей функции. Проблема произвольной регуляции эмоций трактовалась при этом упрощенно: считалось, что нежелательные эмоции, например гнев, можно подавить, если намеренно совершать действия, характерные для положительных эмоций. Основные возражения против Д.—Л. т. э., выдвигаемые в психологии, относятся к механистическому пониманию эмоций как совокупности ощущений, вызываемых периферическими изменениями, и к объяснению природы высших чувств. Критика Д.—Л. т. э. физиологами (Ч.С. Шеррингтон, У. Кеннон и др.) основана на данных, полученных в экспериментах с животными. Главные из них свидетельствуют о том, что одни и те же периферические изменения происходят при самых разных эмоциях, а также при состояниях, с эмоциями не связанных. Л.С. Выготский подверг эту теорию критике за противопоставление "низших", элементарных эмоций, как обусловленных сдвигами в организме, "высшим", истинно человеческим переживаниям (эстетическим, интеллектуальным, нравственным и др.), будто бы не имеющим никаких материальных оснований.

А.Е. Ольшанникова

Диагноз психологический

[греч. diagnosis — распознание] — конечный результат деятельности психолога, направленной на выяснение и описание сущности индивидуально-психологических особенностей личности с целью оценки их актуального состояния, прогноза дальнейшего развития и разработки рекомендаций, определяемых задачей психодиагностического обследования. Медицинское понимание диагноза, прочно связывающее его с болезнью, отклонением от нормы, отразилось и на определении этого понятия в психологии. В таком осмыслении Д. п. — это всегда выявление скрытой причины обнаружившегося неблагополучия. Подобные взгляды (например, в работах С. Розенцвейга) приводят к неправомерному сужению предмета Д. п., из него выпадает все то, что связано с выявлением и учетом индивидуально-психологических различий в норме. Д. п. не ограничивается констатацией, а необходимо включает предвидение и выработку рекомендаций, вытекающих из анализа всей совокупности данных, полученных в ходе обследования в соответствии с его задачами. Предмет Д. п. — установление индивидуально-психологических различий как в норме, так и в патологии. Важнейшим элементом Д. п. является необходимость выяснения в каждом отдельном случае того, почему данные проявления обнаруживаются в поведении обследуемого, каковы их причины и следствия.

Л.Ф. Бурлачук

Динамическая психология

[греч. dynamikos — сильный] — 1) один из разделов психологии, имеющий своим предметом мотивацию человеческого поведения, влечения, эмоции, конфликты личности, т. е. динамический (побудительный, аффективный) аспект психической жизни в отличие от ее интеллектуальных проявлений; 2) одно из направлений психологии, рассматривающее всю психическую деятельность с точки зрения ее непрерывной динамики, активности. Наиболее крупный представитель Д. п. — американский психолог Р. Вудвортс, критикуя учение о том, что поведение живых существ исчерпывается связями между внешними раздражителями и ответными реакциями организма, трактовал психический ответ на внешнее воздействие как сложный, изменчивый акт, в динамике которого интегрируются прошлый опыт и своеобразие наличных условий — внутренних и внешних. Этот синтез не может быть объяснен ни ассоциацией исходных элементов, ни их автоматическим объединением в комплексы и достигается благодаря психической активности, основой которой служит стремление к цели как фундаментальное свойство живого. Благодаря такому стремлению (потребности), организм оказывается необычайно чувствительным к одним стимулам и безразличным к другим. Потребность тем самым не только определяет характер двигательных реакций, но и влияет на восприятие окружающего мира. Исходя из этих положений, сторонники Д. п. установили ряд важных фактов в области психологии восприятия, построения движения, памяти, процессов чтения и т. д. При этом во всех случаях выявлялось важное значение установки, которая, предваряя психический процесс, регулирует его ход (динамику). Д. п. сыграла важную роль в критике механистических концепций, игнорирующих значение внутренних психологических факторов организации поведения.

М.Г. Ярошевский

Дискурс

(речь, текст) [лат. discursus — рассуждение, довод, аргумент] — новое направление лингвистических исследований, изучение речи в совокупности с экстралингвистическими (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.) факторами, в отличие от традиционной "объективной" лингвистики. Понятие Д. предложено в 1970-е гг. Анализ Д. представляет собой междисциплинарную область знания, пользующуюся лингвистическим инструментарием, но ориентирующуюся на традицию психологических (в т.ч. психоаналитических), этнокультурных, семиотических, социологических и др. исследований речи.

Когда говорят о Д., то имеют в виду либо речь, "погруженную в жизнь", текст, взятый в событийном аспекте (Н.Д. Арутюнова); либо речь, "присваиваемую говорящим" (Э. Бенвенист, ср. также нарратив); либо специфический способ, специфические правила речевой деятельности (И.П. Ильин); и т. д. В последнем случае понятие Д. близко к понятию "стиля", "идиостиля", "языка в языке": "Д. Цветаевой", "политический Д.".

При изучении речи как Д. внимание исследователя обращено на выявление "подводной части айсберга" (ван Дейк) — имплицитных внеязыковых категорий, скрытых "за" фасадом речи. Например, анализ начальной фразы "Пиковой дамы" А.С. Пушкина ("Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова") позволяет обнаружить подразумеваемое "мы". Из этого следует, что повествователь, от лица которого ведется рассказ, принадлежит к кругу играющих (В.В. Виноградов). Д.-анализ направлен на получение внеязыковых сведений о семантике текста: информации об условиях производства и восприятия сообщения, об установках участников коммуникации, их подлинных (в отличие от декларируемых) целях, об "образе читателя", на которого ориентировался автор, о специфике "культурного знания" той или иной эпохи, "историческом бессознательном" (М. Фуко) и т. п. Результатом Д.-анализа является экспликация когнитивного, социального и др. "измерений" речевого взаимодействия.

С.А. Шаповал

Дисторзии смыслового восприятия

[лат. distortio — искривление, выворачивание] — феномен систематического смещения оценок содержания текстов и позиции их автора. Если она близка убеждениям реципиента, он представляет ее фактически тождественной (ассимиляционный эффект). Если позиция автора далека от взглядов реципиента, то она представляется ему полностью противоречащей его убеждениям (контрастный эффект). Феномен Д. с. в., описанный М. Шерифом и К. Ховлэндом, по своим характеристикам аналогичен перцептивным иллюзиям, возникающим при фиксированной установке. Ассимиляционно-контрастная теория коммуникации Ховлэнда-Шерифа объясняет эффективность убеждающей речи; Д. с. в. весьма характерны для воздействия пропаганды в условиях тоталитарного общества.

А.А. Брудный

Дифференциальная психология

[лат. differentia — различие] — отрасль психологии, изучающая психологические различия как между индивидами, так и между группами людей, причины и последствия этих различий. Предпосылкой возникновения Д. п. явилось внедрение в психологию эксперимента, а также генетических и математических методов. Д. п. складывалась под непосредственным воздействием практики — педагогической, медицинской и инженерной. Начало ее разработке положил Ф. Гальтон, создавший ряд приемов и приборов для изучения индивидуальных различий, в том числе для их статистического анализа. Термин "Д. п." ввел немецкий психолог В. Штерн в работе "О психологии индивидуальных различий" (1900). Первыми крупными представителями нового направления были А. Бине, А.Ф. Лазурский, Дж. Кеттел и др. Основным методом Д. п. стали тесты — сперва индивидуальные, а затем групповые, — используемые для определения умственных различий, а с изобретением тестов проективных — для измерения интересов, установок, эмоциональных реакций. Путем обработки тестов методами факторного анализа выявляются факторы, сигнализирующие об общих свойствах (параметрах, измерениях) интеллекта или личности. На этом основании определяются количественные вариации в психологических свойствах отдельных индивидов. В зарубежной психологии наибольшую известность приобрели: 1) теория двух факторов Ч. Спирмена, согласно которой в каждом виде деятельности представлен как общий для любой из них фактор, так и специфический, необходимый только для данного вида деятельности (например, для решения математических задач, литературного творчества и т. п.); 2) мультифакторные теории (Л. Терстоун, Дж. Гилфорд и др.), отрицающие общий фактор и полагающие, что имеется широкий спектр первичных умственных способностей (скорость восприятия, ассоциативная память и др.). Как бы ни совершенствовались тесты и их статистическая обработка, они сами по себе не способны объяснить причины психологических различий. Вопрос об этих причинах на протяжении всей истории Д. п. служит предметом острых дискуссий. В зарубежной Д. п. долгое время господствовало убеждение в биологической предопределенности способностей и характера человека. Решающее значение приписывалось при этом наследственности и созреванию организма, а зависимость индивидуально-психологических особенностей от образа жизни личности, социально-экономических и культурных условий ее развития игнорировалась. В настоящее время для Д. п. характерно интенсивное развитие новых подходов и методов, как экспериментальных, так и математических. Наряду с различиями между индивидами в умственном отношении широко исследуются различия в творческих и организаторских способностях, в общей структуре личности, в мотивационной сфере. Важное место отводится выявлению корреляций между психологическими свойствами, с одной стороны, физиологическими и биохимическими — с другой. Факты и выводы, полученные Д. п., имеют важное значение для решения многих практических задач (отбор и обучение персонала, диагностика и прогностика развития отдельных свойств, склонностей, способностей индивидов и др.).

М.Г. Ярошевский

Духовность

— 1) высший уровень развития и саморегуляции зрелой личности, на котором основными мотивационно-смысловыми регуляторами ее жизнедеятельности становятся высшие человеческие ценности. Проблема Д. в психологии была поставлена впервые в описательной или "понимающей" психологии конца XIX — начала ХХ в. (В. Дильтей, Э. Шпрангер). Представление о Д. тесно связано у Шпрангера с понятием индивидуальных ценностей. Для духовного внутреннего мира индивидуума характерна цельность, невыводимая из его отдельных элементов и основанная на смысловых связях между ними, а также телеологичность (целенаправленность, интенциональность). В послевоенной психологии проблема Д. рассматривалась в ряде подходов гуманистической психологии, преимущественно ее трансперсональной и экзистенциальной ветвей. Общим для многих подходов исследования Д. является: признание ее связи с надындивидуальными смыслами и ценностями, божественными или космическими силами. Д. является не структурой, а, наряду со свободой и ответственностью, способом существования человека, достигшего личностной зрелости. На уровне Д. на смену иерархии узколичных потребностей, жизненных отношений и личностных ценностей, определяющих жизнь большинства людей, приходит ориентация на широкий спектр общечеловеческих и трансцендентных духовных ценностей. Человек перестает быть изолированным индивидом, решающим эгоцентрические задачи эффективной адаптации к среде, и подключается к созидательной энергии надындивидуальных общностей или высших сил, выходя за свои собственные пределы и открываясь взаимодействию с миром на новом уровне. Таким образом Д. выступает предпосылкой личностной свободы и автономии. 2) вне теологической трактовки Д. в обыденном сознании понимается как высокоразвитая форма психического, как высоконравственное начало в психической жизни, как стремление к идеалу, способность к самоанализу поступков и переживаний и т. п. В этом случае обычно противопоставляют Д. (высокую культуру чувств, мыслей и поступков) и бездуховность (их низкую культуру, приземленность, корыстную направленность и т. п.).

Д.А. Леонтьев, А.В. Петровский

Душа

(в психологии) — 1) понятие, отражающее исторически изменявшиеся воззрения на психику человека и животных; в философско-религиозной традиции и ориентированной на нее психологии Д. — это нематериальное, независимое от тела животворящее и познающее начало. Возникновение понятия "Д." связано с анимистическими представлениями первобытного человека, примитивно-материалистически истолковывавшего сон, обморок, смерть и т. д. Сновидения воспринимались как впечатления Д., покидающей во сне тело и обретающей независимое от него существование. Дальнейшее развитие представлений о Д. происходило в контексте истории психологии и выражалось в столкновении различных учений о психике. Уже в период античности было известно, что органом Д. является головной мозг (Алкмеон), сама же Д. представлялась одним из видов вещества: Д. как огонь (Гераклит, Демокрит), воздух (Анаксимен), смешение четырех элементов (Эмпедокл) и др. Впервые положение о неотделимости Д. от тела выдвинул Аристотель, согласно которому Д. у человека выступает в трех модификациях: растительной, животной и разумной. Это учение было преобразовано в идеалистическое (Фома Аквинский) в эпоху средневековья (авероизм, монопсихизм). В новое время Декарт отождествил Д. с сознанием как рефлексией субъекта. В эмпирической психологии понятие о Д. было заменено понятием о душевных явлениях. 2) В повседневном словоупотреблении (вне теологической трактовки) Д. обычно соответствует понятию "внутренний мир человека" и понимается как богатство его чувств, мыслей и стремлений. В житейском понимании "душевность" предполагает наличие у человека доброты, заботливости, честности, в противоположность "бездушию" — жестокости, эгоизму, коварству.

М.Г. Ярошевский, А.В. Петровский

Единства сознания и деятельности принцип

— термин С.Л. Рубинштейна, которым он в 1930—40-е гг. обозначал свой вариант деятельностного подхода (точнее, субъектно-деятельностного). Он начал разрабатывать его на рубеже 1910— 20-х гг. в качестве принципа творческой самодеятельности субъекта. Для Рубинштейна утверждение единства сознания (вообще психики) и деятельности означало, что надо понять психику не как нечто лишь пассивное, созерцательное, рецептивное, а как процесс, как деятельность субъекта, реального индивида и в самой деятельности, в поведении человека раскрыть его психологический состав, превратив тем самым деятельность человека в предмет психологического исследования. Таким предметом психологии должна стать не только внутренняя, духовная, умственная деятельность, но и та реальная практическая деятельность, посредством которой люди преобразуют природу, общество и самих себя, — в ее психологическом аспекте. Иначе говоря, деятельность человека обусловливает формирование его сознания, его психических процессов и свойств, а эти последние, осуществляя регуляцию деятельности и поведения, являются условием их адекватного выполнения (поведение здесь — не бихевиористский термин, а нравственная характеристика деятельности). Основанием единства психики и деятельности является субъект. Такова суть рубинштейновского варианта деятельностного подхода, отличающегося от другого варианта, основанного на теории интериоризации А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина и др. С.Л. Рубинштейн критиковал эту теорию за то, что интериоризация в ней понимается как механизм возникновения психики, а не как лишь один из этапов психического развития человека. Психика не может возникать, порождаться по мере интериоризации внешних практических действий во внутренние, потому что простейшие психические явления уже участвуют в регуляции даже самых первых младенческих практических действий, вообще самых ранних этапов изначально практической деятельности. По Рубинштейну, психика не возникает, не порождается в такой деятельности, а формируется и развивается в ней.

А.В. Брушлинский

Желание

— отражающее потребность переживание, перешедшее в действенную мысль о возможности чем-либо обладать или что-либо осуществить. Имея побуждающую силу, Ж. обостряет осознание цели будущего действия и построение его плана. Ж. как мотив деятельности характеризуется достаточно отчетливой осознанностью потребности. При этом осознаются не только ее объекты, но и возможные пути ее удовлетворения.

В.В. Мироненко

Жизненная стратегия

— форма целенаправленной организации человеком собственной жизни, включающая его отношение к собственным возможностям и ресурсам, их актуализации и реализации. В рефлексивной психологии различают две противоположные Ж. с. — жизнеисчерпание и жизнепорождение. Жизнеисчерпание — Ж. с., определяемая в первую очередь условиями окружающей среды. Она характеризуется потреблением имеющихся и поступающих из окружающего мира ресурсов и возможностей, но не имеет внутреннего источника развития и новых возможностей. Эта Ж. с. направлена на удовлетворение биологических и социальных потребностей человека, которые являются принципиально ограниченными. Усилия, направленные на их удовлетворение, исчерпывают жизненные ресурсы человека, не обладают возможностью их порождения и развития, минимизируют осмысленность жизни. Жизнепорождение (жизнетворчество) — Ж. с., определяемая в первую очередь самим человеком, способным культивировать в себе ресурсы и возможности, необходимые для его творческого бытия, реализации его планов и желаний, для творческого созидания. Жизнепорождающая стратегия направлена на реализацию и развитие принципиально неисчерпаемых духовных и творческих потребностей, реализуя которые в творческом усилии человек приумножает свой творческий потенциал и экзистенциальные основы своей жизни. Жизнепорождение (жизнетворчество), в зависимости от сферы проявления, реализуется в следующих формах. Во внутриличностной сфере человека, в его отношениях с самим собой, жизнетворчество проявляется в форме саморазвития — культивирования собственной уникальности путем расширения собственных возможностей. В социальной сфере взаимодействия оно проявляется в форме сотворчества — общения, развивающего взаимную уникальность людей. В сфере отношений человека с культурой жизнетворчество проявляется в форме творчества (созидания), когда человек становится субъектом культуры, создает ее материальные и духовные ценности.

Е.П. Варламова, С.Ю. Степанов

Забывание

— постепенное уменьшение возможности припоминания и воспроизведения заученного материала. З. впервые исследовалось Г. Эббингаузом (1885), экспериментально установившим временную зависимость сохранения в памяти бессмысленного вербального материала. Последующие исследования показали, что темп З. зависит от объема запоминаемого материала, от его содержания и степени его осознанности, от сходства запоминаемого и интерферирующего материала, от степени значимости запоминаемого материала и включенности его в деятельность субъекта и т. д. Невозможность припомнить какой-либо материал не означает, что он совершенно забыт: забывается конкретная форма материала, но его значимое для субъекта содержание подвергается качественным изменениям и включается в опыт субъекта. Согласно интерференционным теориям (Б. Андервуд, 1964; Д. Серасо, 1967), З. представляет собой следствие стирания следа памяти под влиянием проактивной и ретроактивной интерференции. По Р. Аткинсону (1968), долговременная память вечна, а З. происходит следующим образом: ключом для припоминания является выбор пробной (подсказывающей) информации, благодаря которому активизируются соответствующие поисковые наборы в хранилище долговременной памяти; неадекватный же выбор пробной информации и последующее неудачное воспроизведение (поскольку задача припомнить большой объем материала порождает большие поисковые наборы) и приводят к эффекту З. Но и эта теория уязвима, так как не объясняет всех феноменов З. В отечественной психологии перспектива создания психологической теории памяти, объясняющей феномены З., была связана не с традиционной доктриной следов, а с представлением о памяти как действии в собственном смысле слова.

Л.А. Карпенко

Зависть

— 1) одно из негативных чувств человека, вызванное раздражением и неудовольствием успехами и благополучием других людей; 2) проявление мотивации достижения, при которой чьи-либо реальные или воображаемые преимущества в приобретении социальных благ (материальных ценностей, успеха, статуса, личных качеств и пр.) воспринимаются субъектом как угроза ценности Я и сопровождаются аффективными переживаниями и действиями. В состоянии З. человек воспринимает чью-то удачу или успехи на любом поприще как обидную несправедливость по отношению к себе, как угрозу своему статусу, как снижение ценности или даже обесценивание своего Я. Подобно другим психическим состояниям З. может быть осознаваемой и неосознаваемой. Неосознаваемая (или вытесняемая) З., маскируясь под "плохое настроение", недовольство жизнью, раздражительность, депрессию и другие симптомы, лежит в основе многих неврозов, личных и семейных драм, "немотивированных" поступков и действий людей. В любом обществе З. социально осуждаема, поэтому осознаваемая З. сопровождается для человека чрезвычайно неприятными и мучительными переживаниями, вызывая стремление избавиться от них. Чаще всего в реальной социальной жизни преодоление З. идет по двум сценариям: 1) позитивному (конструктивному), при котором человек нравственный способен справиться со своими негативными чувствами, более того — признание чужих успехов может послужить соревновательным стимулом для его собственных творческих достижений (т.н. белая зависть); 2) негативному (деструктивному), при котором человек слабый духом, стремясь любым способом избавиться от мучительного состояния, прибегает к попытке уничтожить источник своей З. Предпринимаемые в таком случае действия ведут либо к аутоагрессии ("самоедству", агрессии, направленной на себя, поскольку моральные запреты не позволяют человеку выплеснуть раздраженность ситуацией на других), либо к агрессии, направленной вовне, когда проявляется стремление уничтожить источник мучительных переживаний. Уничтожение может быть символическим (ритуальным), психологическим (через унижение или принижение соперника), физическим ("устранение с дороги", разорение и т. п. действия) и фатально-биологическим (устранение через убийство). Любое из этих деяний ведет к разрушению и деградации личности, поскольку у такого индивида нет духовной самозащиты из-за несформированного нравственного чувства и отношений гуманности.

В.В. Абраменкова, Л.А. Карпенко

Законы последействия

— тенденция механизма сознания повторять однажды сделанный выбор — выбор как того, что именно из воспринятой и переработанной информации следует осознавать (последействие позитивного выбора), так и того, что осознавать не следует (последействие негативного выбора). Э. Рубин в 1915 г. экспериментально обосновал закон последействия фигуры: человек склонен выделять в качестве фигуры такие конфигурации, которые он раньше также выделял в качестве фигур. Испытуемым предъявлялось несколько сотен бессмысленных черно-белых изображений и указывалось, как они должны воспринимать каждую картинку: как белое на черном (т. е. воспринимать белое как фигуру, а черное — как фон) или как черное на белом. А через несколько дней проверялось: какой цвет в тех же картинках испытуемые будут принимать за фигуру, если экспериментатор уже не будет навязывать им способ восприятия. Оказалось, что испытуемые имеют тенденцию воспринимать изображения так, как они это делали в первый раз. Этот эффект не зависел от того, узнавали они эти картинки как ранее предъявленные или нет. Более того, если предъявлялась совершенно новая картинка, в которую был включен только лишь фрагмент старого изображения, испытуемые все равно воспринимали всю картинку так, как они до этого были обучены воспринимать этот фрагмент. Однако феномен Рубина можно интерпретировать не только как последействие фигуры (позитивного выбора), но и как последействие фона (негативного выбора), ведь в данном случае повторное осознание в качестве фигуры конфигурации одного цвета одновременно является и повторным отнесением к фону конфигурации другого цвета.

В дальнейшем выяснилось, что действительно не только позитивный, но и однажды сделанный негативный выбор обладает последействием, т. е. неосознанная информация сама по себе имеет тенденцию и далее устойчиво не осознаваться. Так, например, если испытуемый при предъявлении ему ряда стимулов какие-то из этих стимулов не смог опознать, то при повторном предъявлении этого же ряда он, скорее всего, вновь не опознает те же самые стимулы. На первый взгляд, результат очень странный. Ведь для того, чтобы принять решение о неосознании именно данного стимула среди других однотипных стимулов, его надо вначале опознать как до этого неосознанный — только тогда возможно принятие решения о его повторном неопознании. Такое свойство негативного выбора позволяет человеку осознавать ситуацию, в которой он находится, как ту же самую, и избавляться от двусмысленностей. Например, до тех пор, пока люди беседуют об оркестре, слово "труба" осознается ими как музыкальный инструмент и не должно при этом осознаваться как труба водопроводная (хотя такое значение слова, конечно же, никуда не исчезает из лексикона беседующих, просто оно в данной ситуации не представлено в сознании). Интуитивно последействие негативного выбора давно известно. Например, в рассказе А.П. Чехова хорошо описаны трудности припоминания "лошадиной фамилии", если она сразу не пришла в голову. Совместное последействие и позитивного, и негативного выбора проявляется в устойчивом повторении предшествующих моторных, перцептивных, мнемических и иных когнитивных ошибок. Типичное явление — повторение опечаток в одних и тех же словах при наборе текста на клавиатуре. Все знают, с каким трудом поддаются коррекции устойчивые орфографические или фонетические ошибки. Другой известный пример: проверку результата сложения группы цифр обычно учат делать, не повторяя ту же процедуру вычисления (если в первый раз складывались цифры в столбик сверху—вниз, то при проверке лучше складывать, например, снизу—вверх). Считается, что в противном случае ошибка, хотя она заведомо не была осознана, будет, скорее всего, повторена.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная