Социальные науки 3
Учебные материалы


Социальные науки 3



Карта сайта dvoeshop.su

58 Там же. - С. 44.


Человек как предмет познания

исследование нередко называют конкретно-социологическим, — пишет автор. — Но это может вести к превращению социологии в универсальную науку, поглоща­ющую и растворяющую в себе все другие общественные науки: политическую эко­номию, экономику промышленности, экономику сельского хозяйства, экономику транспорта, экономику труда, юридические науки, этнографию, эстетику, даже медицину»59.

Ф. В. Константинов продолжает далее: «Социальные исследования проводятся в каждой общественной науке — политической науке, в экономике промышленности и в других конкретно-экономических дисциплинах, а также в социальной психологии, в правовой науке, этнографии, истории и т. д.»60. Однако у социологии есть собствен­ный предмет — общественная формация. Ф. В. Константинов пишет, что социология «изучает общественные отношения людей в их внутренней связи и взаимодействии, закономерности развития этих отношений, причем как в условиях социализма, строи­тельства коммунизма, так и, конечно, в капиталистических странах»61. Автор предо­стерегает от подражания американским социологам, чрезмерно расширительно толку­ющим предмет социологии и заменяющим единую социологию множеством частных: социологией города, социологией деревни, социологией человеческих отношений, со­циологией коммуникаций, социологией семьи, социологией права, даже социологией спорта и футбола62.

Вероятно, целый комплекс наук должен изучать общественные явления, относя­щиеся к социальным институтам и структурам, в которых реально представлена та или иная общественно-экономическая формация. В США это делает социология, включающая изучение социальных институтов (политическая социология, социо­логия права, социология образования, социология религии, социология семьи, со­циология искусства, социология науки, социология медицины), социальных групп и личности (личность в социальной структуре, исследование согласия, малые груп­пы и групповая деятельность), социальной демографии и социальной структуры (со­циология города, социология деревни, этносоциология, исследование социальной дифференциации и стратификации) и прикладная социология (социология массовых коммуникаций, криминология, социальная гигиена нервно-психических заболева­ний и т. д.)63.

Надо сказать, что среди американских социологов имеются ученые, скептически оценивающие чрезвычайную эмпиричность и распыленность исследований, утили­таризм и другие принципиальные недостатки буржуазной социологии. Особенно подчеркивается невозможность силами одной социологии изучить все многообра­зие явлений общественной жизни людей, а отсюда необходимость междисциплинар­ных исследований, использующих ряд общественных наук, антропологию и психо-логию64.



59 Константинов Ф. В. Социологические исследования — исторический материализм в действии // Со­
циальные исследования: Сб. — М: Наука, 1965. — С. 26.

60 Там же. - С. 27.

61 Там же.

62 Там же. - С. 26-27.

Социология сегодня. Проблемы и перспективы / Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1965. 64 Беккер Г., Бесков А. Современная социологическая теория. — ИЛ, 1961.


Глава 2. Становление системы человекознания

Многообразие общественных явлений и структур как объектов научного позна­ния подчеркивается и в нашей социологической литературе. В этом отношении пред­ставляет интерес схема структуры исторических систем общественных отношений, предложенная А. В. Дроздовым. Он различает общественные отношения материаль­ные (взаимодействие общества и природы, экономические отношения между людьми по поводу средств производства, распределения и обмена), идеологические (полити­ческие, правовые, этические, эстетические, религиозные), духовные (духовная сфера общественной жизни, идейные и эмоциональные связи и взаимодействия между людь­ми, процессы воспитания, образования, пропаганды и т. д., теоретическая деятель­ность людей).

Исторические системы общественных отношений различаются, согласно Дроздо­ву, по типам (коммунистические и частнособственнические) и социальным структу­рам. «Социальная структура, — пишет он, — есть общая организация социальной жиз­ни. Со стороны видов связи между элементами она выступает как система обществен­ных отношений. Со стороны элементов (носителей общественных отношений) она выступает системой исторических общностей людей. По видам общественных отно­шений различаются частные структуры социальной жизни: экономическая, полити­ческая, правовая и религиозная структуры. По общностям людей различаются: клас­совая, национальная, профессиональная и семейно-бытовая частные структуры об-щества»65.

В этой сжатой характеристике, разумеется, трудно отметить все градации и фор­мы проявлений общественной жизни людей, но она достаточно полно охватывает мно­гие из них с точки зрения общей теории общественного развития и методологии обще­ственных наук. Особенно важным для научного исследования процесса становления человечества является вопрос об общностях людей и их формах. А. В. Дроздов именно по этим общностям различает частные структуры общества.

Поиски и исследования более общих структур, весьма противоречивых по своей исторически-классовой природе (национальных, религиозных, интернациональных), связаны с междисциплинарными исследованиями социологии и истории66, истории и социальной психологии.

Особенно интересна для нас попытка Б. Ф. Поршнева исследовать историю ста­новления наиболее общей формы общности людей — человечества. «...В самой силь­ной степени идея человечества, — пишет Б. Ф. Поршнев, — присутствует в бытии на­уки — всякого доказательства, всякого акта логики... Нет науки без признания единой природы разума у всех народов и индивидов, сколь угодно разнящихся по всем дру­гим культурно-историческим признакам... Можно сказать, что не только существова­ние человечества как целого служит отдаленной предпосылкой возможности суще­ствования науки, но и что существование науки требует от человеческого ума понятия человечества»67. Однако человечество как «сверх мы» трудно обозримо и представи-мо, поскольку вся история человечества известна нам «как сумма историй — стран,

5 Дроздов А. В. Человек и общественные отношения. — Л.: Изд. ЛГУ, 1966. — С. 123.

6 Федосеев П. Н., Фрапцов П. Г. Социология и история // Социология в СССР: Сб. — Т. 1. — М.: Мысль.
1966.

7 Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. — М.: Наука, 1966. — С. 202.


Человек как предмет познания

народов, цивилизаций. Слово «история» только произносится в единственном числе, но мыслится во множественном. «Всемирные истории», опубликованные и за рубе­жом, и в нашей стране, каждый раз представляют собой не историю, а множество исто­рий, которые, как нити, то переплетаются между собой, то тянутся параллельно одна другой»68.

В разные эпохи изменялись проявления всемирной связи человечества, но пря­мые мировые связи возникли лишь с капитализмом, с появлением мирового рынка, мировых средств транспорта, информации, связи. Вместе с тем рождаются и всемир­ные антагонизмы.

Завершая свой исторический обзор возникновения всемирно-исторических свя­зей между людьми как становления человечества, Б. Ф. Поршнев замечает, что «че­ловечество как целое первоначально выступает в виде мелкоячеистой сетки, нити которой, т. е. границы и контакты, несут преимущественно отрицательный заряд (что не исключает, конечно, и некоторых форм диффузии и смешения). Позже все более видную роль начинают играть открытые взаимодействия в масштабах боль­шего или меньшего региона, но в конечном счете образующие оставшуюся неулови­мой для современников ценную всеобщую взаимосвязь... В новое и новейшее время связи в мировом масштабе несут положительный заряд, прорывают всяческую обо­собленность, изолированность, застойность, делают историю не только наглядно всемирной, но и поднимают всемирные противоречия до уровня всемирных антаго-низмов»69.

Возникновение и развитие мировой социалистической системы и строительство коммунизма в нашей стране имеют решающее значение для развития высшей формы общности людей. Б. Ф. Поршнев отмечает в этой связи, что «стремительность истори­ческой динамики предъявит коренные требования к психике: во-первых, к сплоченно­сти масс человечества в решении задач, во-вторых, к подвижности в переходах от од­них условий к другим»70.

Проблема высшей общности людей и прямых всемирных связей в современных условиях представляется весьма важной для всех наук о человечестве. С разработкой этой проблемы связано дальнейшее развитие не только социологии и социального про­гнозирования (теории научного коммунизма), политических и экономических наук, социальной психологии и т. д., но и таких наук, которые традиционно не включаются в какую-либо связь с науками об обществе и человеке.

Б. Ф. Поршнев упомянул о развитии мирового транспорта, связи и информации как характерных чертах и средствах прямых всемирных связей, непосредственно­го контакта между людьми в структуре человечества как целого. Развитие этих тех­нических средств прямо определяется социальным прогрессом всемирных связей и имеет своим содержанием осуществление этих связей на новом уровне развития. Однако науки о технических средствах социального развития обычно не включа­ются в систему наук о человечестве, как, впрочем, и некоторые другие прикладные науки.

68 Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. — М.: Наука, 1966. — С. 204.

69 Там же. - С. 204-205.

70 Там же. - С. 209.


Глава 2. Становление системы человекознания

Обычно в эту систему включаются лишь конкретные экономики или социологии (промышленности, сельского хозяйства, транспорта и т. д.), изучающие конкретные формы общественных отношений в процессе производства (производственных отно­шений). Что касается наук, изучающих средства производства, предмет и технику про­изводственной деятельности людей, равно как и самого человека в качестве основ­ной производительной силы общества, то их связывают лишь с естествознанием. Так, например, в рассмотренной нами классификации Б. М. Кедрова технические науки (в узком смысле слова) являются приложением математики, механики, физики и хи­мии. Но такое определение все же недостаточно, так как технические и сельскохозяй­ственные науки являются не в меньшей степени обобщением социального опыта че­ловеческой практики и развития производительных сил общества. Что касается меди­цины, то ее своеобразное положение в ряду естественных и общественных наук признается многими. Вместе с педагогическими науками, антропологией и психоло­гией медицинские науки составляют важную область изучения человека как произво­дительной силы общества. В социологии эта проблема занимает все более важное ме­сто, что убедительно показано В. Я. Ельмеевым71.

Надо полагать, что в систему наук о человечестве входят науки, изучающие не только общественные отношения между людьми, но и самих людей как производите­лей материальных и духовных ценностей. Поэтому важнейшее место в этой системе должна занять психология человека (общая, историческая и социальная) современ­ные концепции которой сосредоточены в области теории сознания, исторического раз­вития психики человека и ее прогресса72.

Далее логично полагать, что науками о человечестве должны изучаться не только человек как производительная сила, но и вся совокупность производительных сил об­щества, составляющая вместе с производственными отношениями материальную ос­нову общественного развития человечества. Согласно нашему представлению, техни­ческие и сельскохозяйственные науки имеют прикладное значение по отношению к наукам физико-математическим и теоретическое — по отношению к наукам о чело­вечестве.

В систему наук о человечестве должны входить науки о производительных силах общества (включая физическую и экономическую географию), прикладные науки73, науки о расселении и составе человечества74 (историческая и политическая география, антропология, этнография, демография), науки о производственных и других обще­ственных отношениях, о культуре, искусстве и самой науке как системе познания и производительных сил общества, науки о различных формах общности и основных этапах исторического развития, о современности и будущем человечества.

71 Ельмеев В. Я. Коммунизм и развитие человека как производительной силы общества. — М . : Мысль, 1 9 6 4

72 Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. — 2-е изд. — М: Мысль, 1965.

73 Историю техники нужно рассматривать как историю приложений физики и как историю совокупногс
производственного опыта человечества, обусловленную развитием общественно-экономических отно­
шений {Кудрявцев П. С, Конфедератов И. Я. История физики и техники. — Учпедгиз, 1960). Аналогич
на связь истории земледелия с приложением биологических знаний и общественно-экономическим раз­
витием (Марилаун, Кернер фон. Растения и человек. — СПб., 1902).

74 Среди этих наук для перспективного планирования особое значение имеет демография (Пресса Р. Н а р о -
донаселение и его изучение. — М . : Статистика, 1 9 6 6 ; Проблемы демографической статистики: Сб. — М.
Наука, 1966; Валентей Д. И. Реакционные теории народонаселения. — Соцэкгиз, 1963).


Рис. 3. Схема классификации основных проблем и наук о человечестве


Глава 2. Становление системы человекознания

Иначе говоря, система наук о человечестве не исчерпывается кругом специальных общественных наук. Вопрос о предмете социологии и ее отношении к другим наукам, с которого мы начали, является более частным вопросом рассматриваемой проблемы о системе наук о человечестве, включающей науки разных классов и категорий, в том числе\прикладные и естественные (например, физическую географию). Теоретическое и методологическое объединение всех этих наук становится возможным в наше вре­мя на основе исторического материализма. Мы можем построить лишь некоторую гипотетическую модель той системы наук о человечестве, становление которой яв­ляется одним из важнейших показателей прогресса современного человекознания в целом.

Как и в системе наук о Homo sapiens, рассмотренной выше, в системе наук о чело­вечестве имеются стержневые проблемы, вокруг которых концентрируются междис­циплинарные связи. Общая организация этих проблем, круг которых исключительно обширен, определяется историческим характером общественной жизни человечества. Мы можем в нашей модели (рис. 3) эту организацию расположить прежде всего по вертикали, соблюдая преемственность и зависимость исторических эпох начиная с социогенеза. По горизонтали эта организация представлена сочетанием проблем, об­щих для всех исторических времен и специфически разрешаемых современностью. Наконец, вершину модели составляют проблемы будущего человечества, его социаль­ного, технического, культурного, нравственного и физического прогресса. Эти про­блемы составляют предмет социального прогнозирования, или так называемой футу­рологии, которой уделяется все большее внимание.

Само собой разумеется, что предлагаемая модель проблем и междисциплинарных связей наук о человечестве является первым приближением.

Из всех разделов современного человекознания, даже всей науки в целом, наименее разработанным и наиболее трудным является именно этот вопрос, материалом к ре­шению которого может послужить предлагаемая схема.

4. Научное исследование связей «природа—человек» и «человечество—природа»

Ранее мы рассматривали положение проблемы «природа—человек» в системе био­логических наук, оценивая эту связь только филогенетически. Современная наука достигла фундаментальных .успехов в познании законов биологической эволюции и филогенетических корней антропогенеза. Человек как продукт биологической эволю­ции и ее высшая ступень всесторонне изучен естествознанием. Однако этот вид связи «природа—человек» еще не исчерпывает всего комплекса связей человека с природой, микрочастицей которой он является. Поэтому естествознание имеет дело с человеком не только в биологии, но и в иных, более общих науках о природе, в том числе в гео­логии и геохимии, геофизике и многих других отделах физики, не считая биофизики и молекулярной биологии. Эти более общие связи человека с природой стали предме-


Человек как предмет познания

том научного исследования сравнительно недавно, и среди ученых, заслугой которых является постановка таких проблем, особо выделяются крупнейший геохимик совре­менности В. И. Вернадский и один из крупнейших современных геологов и палеонто­логов П. Тейяр де Шарден.

В. И. Вернадский имел основание писать еще в сороковых годах, что «до сих пор историки, вообще ученые гуманитарных наук, а в известной мере и биологии, созна­тельно не считаются с законами природы биосферы — той земной оболочки, где может только существовать жизнь. Стихийно человек от нее неотделим. И эта не­разрывность только теперь начинает перед нами точно выясняться: человек и челове­чество неразрывно связаны с биосферой... с определенной частью планеты, на кото-рой они живут. Они геологически закономерно связаны с ее материально-энергетической структурой... Согласно новейшим представлениям, — продолжает В. И. Вернадский, — биосфера — "...планетное явление космического характера"»75.

В своем биогеохимическом учении Вернадский выделил две противоположные биогеохимические функции, находящиеся в известной корреляции, которые тесно связаны с историей свободного кислорода — молекулы 02 — в биосфере. Эти функ­ции — окислительная и восстановительная — имеют место в организмах, а под их влия­нием — в биогенных породах, созданных живым веществом. Биохимические функции в пределах живого вещества связаны с питанием, дыханием и размножением организмов. Другие биохимические функции связаны с разрушением тела отмерших организмов, переходом живого вещества в косную материю. Все эти реакции детерминированы ок­ружающей средой.

В. И. Вернадский пишет в этой связи следующее: «Эти явления могут быть пред­ставлены в атомной форме как закономерная биогенная миграция определенных хи­мических веществ (атомов) из внешней среды в живое вещество и из живого вещества в окружающую среду. Организм выбирает из нее нужные ему элементы в виде соеди­нений и атомы в виде изотопов»76. Эта биогенная миграция меняется на протяжении всего эволюционного процесса и, по словам В. И. Вернадского, «отражается в окружа­ющей среде только в газообразных минералах: кислороде, азоте, воде, углекислоте, метане, сероводороде и т. д. Они создают тропосферу и выявляются в газовых функ-циях»77. По сформулированному В. И. Вернадским биохимическому принципу «био­генная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к макси­мальному своему проявлению. Все живое вещество планеты, взятое в целом, таким образом, является источником действенной свободной энергии, может производить работу»78.

Исключительно велика роль в развитии биосферы биогеохимических функций, связанных с разрушением тела живых организмов и химическим превращением жи­вого вещества после его смерти в неживую материю. В количественном отношении на протяжении всего геологического времени «живое вещество составляет ничтожную

Вернадский В. И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружение. — М.: Наука, 1965. —

С. 324.

Там же. — С. 265.

Там же.

Там же. - С. 267.


Глава 2. Становление системы человекознания

часть планеты... количество его исчисляется долями, не превышающими десятых до­лей процента биосферы по весу, порядка, близкого к 0,25 %»79. Но «если количество живого вещества теряется перед косной и биокосной массами биосферы, то биоген­ные породы (т. е. созданные живым веществом) составляют огромную часть ее массы и идут далеко за ее пределами»80.

Вся совокупность биогеохимических функций и процессов, образующих биосфе­ру, есть свидетельство, по выражению П. Тейяра де Шардена, «экспансии жизни». Он подчеркнул прежде всего, что «в основе всего процесса образования вокруг Земли обо­лочки биосферы лежит типично жизненный механизм самовоспроизведения»81. В про­цессе эволюции живое существо становится «неодолимым очагом разнообразия», на­правленного прибавления, бесконечного разветвления живой массы, изменяющей биосферу и условия жизни любых будущих организмов в любой среде обитания. Все это было подготовлено историей Земли в целом и ее эволюцией в космических мас­штабах и, в свою очередь, повлияло на ее дальнейшее развитие: «Появление и разви­тие жизни и мысли не только случайно, но и структурно связано с контурами и судь­бами земной массы»82.

В настоящее время благодаря успехам многих наук (физики в целом и геофизи­ки в особенности, геохимии, геологии и палеонтологии, физической географии и эко­логии, физиологии растений и т. д.) изучены некоторые общие законы развития био-геносферы Земли. Эти законы И. М. Забелин кратко характеризует в четырех поло­жениях: 1) непрерывное усложнение биогеносферы за счет возникновения новых компонентов и их производных продуктов; 2) возрастание автономности биогено-сферы и ее относительной обособленности от космоса и других частей самой Земли; 3) постепенное становление биогеносферы как целостного природного образования благодаря активизации многообразных взаимосвязей между всеми ее компонента­ми; 4) возрастание роли солнечной радиации в жизни биогеносферы благодаря раз­витию растительного мира и улучшению общих условий аккумулирования солнеч­ной энергии83.

Все эти характеристики биогеносферы, необходимые для понимания всеобщей связи человека как организма с окружающим миром, выходят далеко за пределы так называемой географической среды, которую имеют в виду историки и социологи. Че­ловек как компонент и продукт совокупного воздействия биогеносферы — проблема естествознания, разрешаемая как в связи с системой человекознания, так и безотноси­тельно к ней в логике самого естествознания. При такой постановке проблемы «при­рода — человек» на границе-с общим естествознанием находятся лишь экология чело­века и гигиена в широком смысле слова.

Итак, первой проблемой естествознания в изучении связей «природа—человек» является проблема биогеносферы и человека как компонента в ее динамической струк­туре. С этой проблемой связана другая, относящаяся к воздействию природы, в том

79 Там же. - С. 325.

80 Там же.

81 Шарден, П. Тейяр де. Феномен человека. — М.: Прогресс, 1965. — С. 105.

82 Там же. - С. 268.

83 Забелин И. М. Физическая география и наука будущего. — Географгиз, 1963. — С. 30.


Человек как предмет познания

числе и абиогенных факторов, на жизнедеятельность человека. Вместе с тем изучение этих факторов, не всегда включаемых в географическую среду, имеет важное значе­ние для совершенствования искусственной среды обитания, в том числе создания си­стем микроклимата и технической защиты от возможных вредных влияний физикЪ-химических факторов.

Немаловажное значение имеет исследование абиогенных факторов для установ­ления потребностей человеческого организма в определенных веществах (видах энергии) и биогенной миграции атомов. Среди этих факторов следует прежде всего выделить свет и цвет, общебиологическое и психофизиологическое воздействие ко­торых на человека изучается комплексом наук, начиная с оптики84 и биофизики85, кончая гигиеной и технической эстетикой. Все большее внимание уделяется изуче­нию воздействия на человеческий организм ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, а также других видов излучения, особенно радиоактивного, составляющего предмет радиобиологии86. Изучается действие на человеческий организм звуковых колебаний, ультра- и инфразвуков, вибраций различной интенсивности и частотной структуры. Особенное внимание в связи с освоением Крайнего Севера и районов вечной мерзлоты, Арктики и Антарктиды уделяется воздействию низких и сверх­низких температур на организм, биофизиологических факторов, создаваемых тех­никой обеспечения микроклимата. Эти проблемы приобрели специальное значение для медицины при решении вопросов, связанных с процедурами лечения и адапта­ции человека87.

В последнее время возникла новая дисциплина — биоклиматология88, или биоме-теорология89, в состав которой входит и биоклиматологическая классификация, вклю­чающая типологию условий для человеческого обитания90. Адаптация человека к низ­ким и высоким температурам, к резкой смене климатических условий, к перестройке суточных циклов биологических ритмов, влияние солнечной активности и других кос­мических факторов -›- все это новые проблемы естествознания и медицины, охватыва­ющие важную сторону связей «природа—человек».

Наиболее важной областью естествознания, граничащей с историей, социологией и системой человекознания, является проблема ноосферы, составляющей одну из главных сторон связей «человечество—природа».

В. И. Вернадский считал очень важными для истории геологии открытия двух младших современников Ч. Дарвина, североамериканских ученых Д. Д. Дана (геоло-

84 Классическим произведением в этой области является кн. физика Вавилова С. И. «Глаз и солнце» (М.:
Изд. АН СССР, 1938). См. также кн. голл. астронома Миннарта «Свет и цвет в природе» (М: Физмат-
газ, 1958).

85 Байер В. Биофизика. — М: ИЛ, 1962; Современные проблемы биофизики. — Т. 2. — М.: ИЛ, 1961.

86 См., например: Гродзенский Д. Э. Радиобиология. — М.: Госатомиздат, 1963.

87 См., например: Майстрах Е. В. Гипотермия и анабиоз. — М.: Наука, 1964.

88 АссманД. Чувствительность человека к погоде. — М: Гидрометеоиздат, 1965.

89 Биометеорология//Тр. II Междунар. биоклиматологического конгр. в Лондоне. — М: Гидрометеоиз-
дат, 1965.

90 Бюттнер К. Стороны биоклиматологической классификации, относящиеся к людям // Там же. —
С. 91; Харрисон Дж. и др. Биология человека. — М.: Мир, 1968.


Глава 2. Становление системы человекознаиия

га, минеролога и биолога) и де Ле-Конта (геолога), установивших, что эволюция жи­вого вещества шла в определенном направлении.

Д. Д. Дана указал, писал В. И. Вернадский, «что в ходе геологического времени, говоря современным языком, то есть на протяжении двух миллиардов лет по крайней мере, а наверное много больше, наблюдается (скачками) усовершенствование — рост — центральной нервной системы (мозга), начиная от ракообразных, на которых эмпирически и установил свой принцип Дана, и от моллюсков (головоногих) и кончая человеком. Это явление и названо им цефализацией91. Де Ле-Конт обозначил это яв­ление «психозойской эрой».

Однако эти ученые специально еще не выделили роль человечества в эволюции биосферы и преобразовании земной массы. Это было сделано, как подчеркивал В. И. Вернадский, А. П. Павловым, который выделил геологическую роль человека и понятие антропогенной эры92 и В. И. Вернадским в его лекциях в Сорбонне (1922-1923 гг.). В. И. Вернадский позже писал, что «человечество, взятое в целом, становит­ся мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом ставится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого. Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, при­ближаемся, и есть "ноосфера"»93.

По определению В. И. Вернадского, «ноосфера есть новое геологическое явле­ние на нашей планете. В ней впервые человек становится крупнейшей геологической силой»94. Весьма выразительно охарактеризовал это явление П. Тейяр де Шарден: «Признав и выделив в истории эволюции новую эру ноогенеза, мы соответственно вынуждены в величественном соединении земных оболочек выделить пропорцио­нальную данному процессу опору, то есть еще одну пленку... столь же обширная, но... значительно более цельная, чем все предшествующие покровы, она действитель­но новый покров, «мыслящий пласт», который, зародившись в конце третичного пе­риода, разворачивается с тех пор над миром растений и животных вне биосферы и над ней»95.

Исходя из теории ноосферы, П. Тейяр де Шарден обращает внимание на диспро­порцию, искажающую всю классификацию живого мира (и косвенно все строение фи­зического мира), при которой человек фигурирует как отдельный вид Homo sapiens. Для того чтобы предоставить человеку его настоящее место в природе, недостаточно в рам­ках систематики открыть дополнительный раздел, даже еще один отряд, еще одну ветвь. «Несмотря на незначительность анатомического скачка, с гоминизацией начинается

91 Вернадский В. И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружение. — С. 326.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная