Учебные материалы


Задания для отработки пропущенных семинарских занятий для 2 группы для допуска к экзамену 4 страница



Карта сайта ribniyexpert.ru

Суд признал договор страхования недействительным по следую­щим основаниям.

Как было указано в преамбуле договора страхования от несчаст­ных случаев, спортивный клуб «Каро» заключил данный договор с филиалом ОАО «Галант», действующим на основании Положения о филиале, что предполагает ознакомление страхователя с данным до­кументом.

В Положении и доверенности, выданной ОАО «Галант», опреде­лены пределы осуществления филиалом страховой деятельности по личному страхованию в размере страховых сумм не свыше 1 млн руб. на одно застрахованное лицо.

При заключении договора страхования страховщик превысил предоставленные ему полномочия, а страхователь знал или заведомо должен был знать об ограничении полномочий страховщика.

Кроме того, договор не содержит обязательного условия о размере страховой суммы.

Апелляционная инстанция решение отменила и в иске отказала на том основании, что в договоре страхования не была указана страховая сумма.

Следовательно, истец не доказал факт превышения филиалом его полномочий по сумме личного страхования.

Кроме того, страховые полисы являются самостоятельными дого­ворами личного страхования, вопрос о недействительности которых в установленном порядке не рассматривался.

Задача 7:

В сентябре 2007 г. Иванов предъявил Петрову иск об уп­лате им долга в сумме 5 тыс. руб. с процентами за пользование чужи­ми денежными средствами. В обоснование своего требования Иванов представил долговой документ Петрова, выданный им в январе 2005 г. сроком на полгода, на котором имелась следующая надпись: «Платеж по данному долгу отсрочен мною до 1 декабря 2006 г. Иванов».

Петров возразил, что долг им был сполна уплачен еще в декабре 2005 г.. никакой отсрочки у Иванова он не просил, а Иванов в удосто­верение получения денег даже выдал Петрову расписку, где указывал, что сумму в погашение долга полностью получил, и отмечал, что воз­вратить долговой документ Петрова не может ввиду сто потери. К со­жалению, Петров признал, что не может предъявить данную распис­ку, поскольку, полагая, что в ней не имеется никакой необходимости, он ее уничтожил.

Задача 8:

ОАО «Металлург» (поставщик металлопродукции) регу­лярно рассчитывалось собственными простыми векселями за отгру­женные ему сырье (руду, окатыши, кокс и пр.), топливо, оборудова­ние, за поставленную электрическую и тепловую энергию, а также за услуги по перевозке его продукции.

Данные векселя продавались их первыми приобретателями лицам, являющимся потребителями металлопродукции, выпускаемой вексе­ледателем.

Права последующих приобретателей векселей оформлялись пере­даточными надписями — индоссаментами.

В последующем данные векселя предъявлялись векселедателю по­требителями продукции в зачет собственных обязательств по оплате купленной продукции ОАО «Металлург».

Однако некоторые из векселей учитывались их первыми приобре­тателями в обслуживающих банках или закладывались банкам в обес­печение задолженности, а затем предъявлялись банками к платежу.

Поскольку металлопродукция общества банки не интересовала, а общество при разработке схемы обращения своих векселей не рассчи­тывало на их предъявление именно к денежной оплате, ее осуществ­ление было крайне затруднительно, что привело к ухудшению отно­шений ОАО «Металлург» с некоторыми крупными банками.

Со временем возникла другая сложность: в обращении стали появ­ляться поддельные векселя ОАО «Металлург», которые после их вы­явления передавались сотрудниками общества в прокуратуру.

Лицам, которые предъявляли поддельные векселя, было отказано как в платеже, так и в отгрузке продукт®, что поставило под угрозу отношения ОАО «Металлург» с рядом крупных потребителей своей продукции и внешнеторговых фирм.

Руководство ОАО «Металлург» созвало совещание с целью обсу­дить два вопроса: о способах видоизменения схемы обращения вексе­лей и о выработке системы действий при обнаружении поддельных векселей.

Загрузка...

По первому вопросу в числе прочих предложений, обсуждавшихся на совещании, были следующие:

1) утвердить Положение ОАО «Металлург» о собственных простых векселях, в котором указать, что векселя не могут обращаться иначе, как в кругу лиц, являющихся потребителями продукции общества;

2) включать в выдаваемые векселя оговорку типа «настоящий век­сель подлежит оплате только металлопродукцией ОАО «Металлург»»;

3) помещать в каждый вексель указание «принимается в оплату за металлопродукцию ОАО «Металлург»»;

4) в самих векселях указывать на запрет их приобретения банками;

5) рассчитываться с банками, предъявившими векселя к платежу, путем выставления переводных векселей на потребителей металло­продукции;

6) назначать потребителей металлопродукции посредниками в платежах по векселям;

7) не выпускать в оборот векселя иначе как авалированные своим обслуживающим банком;

8) отказывать в платеже со ссылкой на нарушение первыми при­обретателями условий обращения векселей.

По второму вопросу юрист ОАО «Металлург» пояснил, что в сло­жившейся ситуации можно прибегнуть лишь к средствам чисто фак­тического порядка: разослать описание векселей, обучить потенци­альных приобретателей распознавать подделки и пр.

Ни по одному из обсуждаемых вопросов совещание не выработало единого решения, в связи с чем было предложено обратиться за кон­сультацией к специалисту по вексельному праву.

Задача 9:

Между ОАО «Мираж» и КБ «Стройбанк» был заключен договор об обслуживании держателей банковских карт международ­ных платежных систем и держателей социальных карт.

Договор содержал условие, что если возмещение по проведенным операциям с использованием карт уже произведено, банк вправе удержать выплаченные суммы, в том числе в случае получения бан­ком уведомления от платежной системы или банка-эмитента о прове­дении операции по поддельной, украденной или утерянной карте.

Произведя возмещение по шести чекам на общую сумму 352 тыс. 893 руб., банк получил уведомление от международных платежных систем и банков — эмитентов карт о том, что операции были проведе­ны по поддельным картам.

Уведомление об этом банк направил ОАО «Мираж» и отказался оплатить вновь представленные чеки в соответствующей сумме.

Торговый дом потребовал выплаты 352 тыс. 893 руб. и процентов на указанную сумму по ставке рефинансирования ЦБ РФ.

Задача 10:

Павлова купила в садоводческом товариществе земель­ный участок площадью 0,15 га и обратилась к своему брату Лукину с просьбой оказать ей помощь в освоении участка.

Брат и сестра заключили договор простого товарищества о совме­стной эксплуатации участка, в соответствии с которым все затраты, связанные со строительством садового домика, рекультивацией зем­ли, приобретением саженцев плодовых деревьев и др., а также полу­ченные от совместной деятельности доходы распределялись между ними поровну.

По прошествии нескольких лет, на протяжении которых брат и се­стра совместно эксплуатировали участок и пользовались урожаем, они поссорились, и Павлова запретила брату пользоваться принадле­жащим ей земельным участком.

Лукин обратился в суд с иском к Павловой о взыскании 90% стои­мости дома, хозяйственных построек, плодовых насаждений, упла­ченных целевых и членских взносов.

Истец представил расписки Павловой и счета, подтверждающие, что за последние несколько лет он вложил в садовый участок денеж­ные средства в размере 60% от общей стоимости построек, насажде­ний, целевых и членских взносов.

При этом Лукин заявил, что он не только финансировал освоение участка и приобретение строительных материалов, но своим личным трудом построил дом, сараи, теплицы, сажал деревья, кустарники и ухаживал за ними.

Задача 11:

Возвращаясь с празднования дня рождения Петровой, студенты физкультурного института Кораблев и Вавин поспорили на 5 тыс. руб. на то, что даже в уставшем состоянии Вавин сможет под­тянуться на турнике 30 раз.

Вавин в присутствии пяти свидетелей выиграл спор, подтянув­шись 30 раз.

На следующее утро Вавин потребовал от Кораблева 5 тыс. руб., выигранных вчера вечером.

Кораблев платить отказался и заявил, что успел проконсультиро­ваться со своим приятелем-юристом, который сказал, что Вавин и Кораблев, по сути, заключили договор пари. Требования, возникшие из договора пари, не подлежат судебной защите в силу прямого указа­ния закона (ст. 1062 ГК РФ).

Настаивая на уплате 5 тыс. руб., Вавин сослался на мнение сту- дента-юриста Гричишкина, который полагал, что по смыслу ст. 1062 ГК РФ закон отказывает в судебной защите только требований, воз­никших из азартных игр и пари, основанных исключительно на рис­ке. В данном случае исход пари, заключенного Кораблевым и Вавиным, зависел не от случая, а от способностей и физической подго­товки Вавина. Мотивом заключения сделки был не азарт, а желание разрешить спор относительно физической подготовки Вавина.

Романов Максим:

Задача 1:

Филиппова обратилась в суд с иском к своей племяннице Викторовой о взыскании 10 тыс. руб. на том основании, что три года назад она одолжила племяннице на строительство дома 13 тыс. руб. с уплатой долга в течение трех лет.

Расписку о получении Викторовой в долг денег Филиппова не взяла, понадеявшись на родственные отношения и честность пле­мянницы.

Несмотря на то, что с момента передачи суммы займа прошло бо­лее трех лет, Викторова вернула долг лишь в сумме 3 тыс. руб.

В подтверждение наличия долга Филиппова представила пись­менное объяснение Викторовой, данное ею в межмуниципальном управлении внутренних дел, где она признавала долг и обязалась его выплатить.

Викторова иск не признала и пояснила, что денег от своей тетки Филипповой в долг не получала. В объяснении, данном в органах правопорядка, она обязывалась возместить лишь материальную по­мощь в сумме 3 тыс. руб., которую ей оказывала Филиппова в период обучения Викторовой в институте.

Задача 2:

Банк «Коминтерн» (кредитор) и ЗАО «Дилижанс» (за­емщик) заключили договор вексельного кредитования, в соответст­вии с которым банк обязался предоставить заемщику вексельный кредит в сумме 475 млн. руб. путем выдачи 100 собственных простых векселей на указанную сумму приказу заемщика.

Договор был исполнен: в назначенный срок представитель заем­щика получил в кассе банка 100 специально отпечатанных для этой цели простых банковских векселей на указанную сумму, что было удостоверено его подписью под актом приема-передачи, в котором были перечислены все 100 векселей с указанием их реквизитов, а так­же серий и номеров бланков.

В обеспечение возврата данного кредита между банком «Комин­терн» (кредитором) и банком «Универсал» (поручителем), обслужи­вающим заемщика, был заключен договор поручительства.

После наступления срока возврата кредита ЗАО «Дилижанс» кре­дит не возвратило, в связи с чем банк обратился к поручителю с тре­бованием об уплате 475 млн руб. основного долга и начисленных на данную сумму процентов за пользование кредитом.

Поручитель отказался удовлетворить требование банка, ссылаясь на то, что кредит не был предоставлен.

В ответе на претензию поручитель написал: «Поскольку по кре­дитному договору не было выдано каких-либо денежных сумм, то и право требования их возврата у банка «Коминтерн» не возникло».

От должника поступило письмо заявлением о признании долга и просьбой отсрочить его погашение.

Через некоторое время в арбитражном суде состоялось рассмотре­ние иска банка «Коминтерн» (кредитора) к банку «Универсал» (пору­чителю).

Банк «Коминтерн» настаивал на квалификации заключенного договора как договора займа, предметом которого являлись не деньги, а вещи, определенные родовыми признаками, — векселя.

Ответчик против этого возражал, приводя следующие доводы.

Во-первых, векселя являются вещами, определенными индивиду­альными, а не родовыми признаками. Данный факт подтверждается составленным сторонами актом приема-передачи, что исключает предоставление займа векселями.

Во-вторых, даже если истец прав, он все равно не может требовать возврата денег, ибо он их не выдавал. Требования истца могут быть удовлетворены лишь в части возврата векселей (тех же самых или ана­логичных, того же рода и качества).

Поскольку банк «Универсал» поручался за исполнение обязатель­ства по возврату кредита, а не векселей, в иске к нему должно быть отказано.

Арбитражный суд иск удовлетворил, сославшись на письмо заем­щика о признании долга.

Поручитель обжаловал решение в апелляционную инстанцию, ко­торая отменила решение суда первой инстанции, и в иске отказала, приняв во внимание доводы поручителя.

Кредитор подал кассационную жалобу.

Задача 3:

Германская компания «Unger RSP GmbH» направила российской организации - ООО «Ральф Авиа» оферту, содержащую предложение о покупке товара с указанием его количества, срока по­ставки, цены, а также способа платежа - инкассо.

В письме, подтверждающем получение оферты, ООО «Ральф Авиа» сообщило, что расчеты между сторонами будут осуществлены с помощью аккредитива в стране покупателя против документов, под­тверждающих исполнение продавцом своих обязательств по договору.

Ни уполномоченные органы, ни представители интересов «Unger RSP GmbH» в стране покупателя на это письмо не отреагировали.

Спустя некоторое время ООО «Ральф Авиа» предъявило претензии «Unger RSP GmbH» в связи с неисполнением обязательств продавца по договору купли-продажи.

В ответ на заявленные претензии генеральный директор компа­нии «Unger RSP GmbH» г-н Вайс возразил, что никакого договора с ООО «Ральф Авиа» компания не заключала, следовательно, не при­нимала на себя никаких обязательств по поставкам товара россий­ской компании.

По мнению ООО «Ральф Авиа», тот факт, что компания «Unger RSP GmbH» не возразила против акцепта, свидетельствует о заклю­чении договора на условиях оферты с изменением условий, огово­ренных в акцепте.

Задача 4:

ЗАО «Дубок» и ООО «Альянс» заключили соглашение о совместных поставках на экспорт пиломатериалов, в соответствии с которым ЗАО «Дубок» обязалось предоставить выработанные из собственного сырья пиломатериалы и складские помещения, а ООО «Альянс» обязалось оказывать организационную, финансовую и юридическую поддержку, необходимую для сбыта пиломатериалов.

При этом стороны договорились распределять между собой при­быль в соотношении 40% (ЗАО «Дубок») и 55% (ООО «Альянс»), а также совместно нести возможные убытки.

В сентябре ЗАО «Дубок» передало ООО «Альянс» крупную партию пиломатериалов, а ООО «Альянс» осуществило их экспортную по­ставку по контракту с фирмой, зарегистрированной на Бермудских островах.

В ноябре того же года решением арбитражного суда эта сделка бы­ла признана недействительной, как нарушающая правила валютного регулирования, а все полученное по ней ООО «Альянс» было взыска­но в доход Российской Федерации.

В декабре ЗАО «Дубок» обратилось к ООО «Альянс» с требованием полностью оплатить ему стоимость переданных пиломатериалов, а также перечислить 45% прибыли, полученной от экспорта.

ООО «Альянс» заявило, что готово выплатить ЗАО «Дубок» только 55% стоимости пиломатериалов, как это предусмотрено условиями заключенного между ними договора простого товарищества.

ЗАО «Дубок» считало, что между ним и ООО «Альянс» заключен договор комиссии, а потому обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «Альянс» всей стоимости пиломатериалов и упу­щенной выгоды.

Задача 5:

Швея-мотористка Кабанова поспорила на месячную зарплату с начальником цеха Балагановым, что за одну смену она со­шьет 150 рабочих рукавиц.

В конце смены Балаганов, а также следившие за рабочим процес­сом Корина и Свистунова констатировали, что Кабанова сшила 15 3 рабочих рукавицы.

Балаганов отказался выплачивать Кабановой выигрыш, сослав­шись на ст. 1062 ГК РФ, согласно которой требования, возникшие из игр и пари, не снабжены исковой защитой, а также на свое нежелание выплачивать выигрыш.

Возмущенные Кабанова, Корина и Свистунова обратились к адво­кату с просьбой опровергнуть доводы Балаганова.

Помощник адвоката студент Корочкин указал на ошибочность до­водов Балаганова. Изучив специальную литературу, Корочкин пояс­нил, что сделки игры и пари относятся к числу алеаторных сделок, которые являются разновидностью условных сделок.

Согласно ст. 157 ГК РФ условная сделка есть сделка с отлагатель­ным или отменительным условием, под которыми понимается об­стоятельство, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

По смыслу данной нормы наступление такого обстоятельства не должно зависеть от воли сторон сделки.

Балаганова была уверена, что сошьет 150 рабочих рукавиц, в связи с чем выигрыш Балагановой назвать случайным нельзя.

Таким образом, сделка, заключенная Балагановым и Кабановой, не является условной, а потому не является и алеаторной.

Поскольку со стороны Кабановой в данной сделке отсутствовал элемент риска и случая, данную сделку нельзя квалифицировать как пари или игру.

Корочкин заверил, что спорная сделка относится к числу догово­ров, не названных, но не запрещенных законом.

По мнению Корочкина, положения ст. 1062 ГК РФ на указанные договоры не распространяются, и посоветовал обратиться в суд.

Воодушевленные работницы попросили Корочкина составить ис­ковое заявление.

Ротанова Алена:

Котеночкин поместил в газете объявление, в котором пообещал вознаграждение (5 тыс. руб.) лицу, которое найдет и пере­даст ему потерянный Котеночкиным портефель с единственным эк­земпляром статьи по влиянию солнечных лучей на состояние време­ни. В объявлении Котеночкин указал район города, в котором пред­положительно был потерян портфель.

Крымов, нашедший портфель с содержимым, передал его Коте- ночкину и получил обещанное вознаграждение.

Полагая, что вознаграждение представляет собой лишь премию за находку, но не включает в себя расходы на поиск пропавшей вещи, Крымов потребовал от Котеночкина компенсировать ему указанные расходы.

Крымов указал, что его расходы составляют стоимость проезда на общественном транспорте в указанном в объявлении районе. Данные расходы Крымов вынужден был понести для поиска пропавшей вещи.

Котеночкин возражал против оплаты расходов Крымова, ссылаясь на ст. 1055 ГК РФ, по смыслу которой объявленная награда включает в себя возможные расходы отозвавшегося лица.

Возмущенный Крымов для разрешения спора обратился в суд.

Рудак Александр:

Задача 1:

Комаров и Сметанов встретились в кафе. Комаров ска­зал, что собирается уехать на длительное время в командировку, и попросил Сметанова принять у него на сохранение картину, пред­ставляющую художественную ценность. Приятели тут же на бумаж­ной салфетке подписали договор хранения. В тексте договора были определены все условия хранения картины, в том числе срок хране­ния и стоимость услуги, оказываемой Сметановым.

В обусловленный срок Комаров картину не передал.

Сметанов обратился в суд с требованием о передаче ему картины и уплаты предусмотренной договором неустойки.

Комаров возражал против требования Сметанова об уплате неус­тойки, утверждая, что договор хранения не был заключен ввиду несо­блюдения требований к его форме, а потому соглашение о неустойке не имеет юридической силы.

Задача 2:

В соответствии с решением суда Ромашкин был при­знан безвестно отсутствующим.

Имущество Ромашкина, в том числе ООО «Ромашка», единствен­ным участником которого являлся Ромашкин; нежилое помещение, принадлежащее Ромашкину на праве собственности, в котором раз­мещалась мастерская по ремонту обуви и работали сотрудники ООО «Ромашка»; принадлежащие Ромашкину ценные бумаги (акции), а также денежные средства в сумме 2 млн руб., было передано в довери­тельное управление некоммерческому партнерству «Обувщик», чле­ном которого являлся Ромашкин.

Из доходов от деятельности ООО «Ромашка», которое выполняло работы по ремонту обуви, исправно предоставлялось содержание не­совершеннолетним детям Ромашкина.

Ценные бумаги НП «Обувщик» передало в доверительное управ­ление инвестиционной компании «Фининвест», которая в целях ук­лонения от налогообложения не открыла отдельный банковский счет и не отражала на обособленном балансе указанные средства и приоб­ретенные на них ценные бумаги.

Спустя два года Ромашкин явился по месту жительства и заявил, что был похищен конкурентами, но ему удалось бежать.

Суд отменил решение о признании Ромашкина безвестно отсутст­вующим.

Ромашкин потребовал от местной администрации возмещения ему упущенной выгоды в связи с неудовлетворительным управлением мастерской по ремонту обуви в размере 500 тыс. руб.

От инвестиционной компании «Фининвест» Ромашкин потребо­вал возмещения убытков в виде упущенной выгоды, а также уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами.

Задача 3:

При заключении договора комиссии на совершение сделок купли-продажи ценных бумаг между профессиональным участником рынка ценных бумаг, обладающим лицензией на осуществ­ление брокерской деятельности, и его клиентом возник спор относи­тельно отдельных условий договора.

Клиент возражал против инициативы брокера включить в договор следующие положения.

Во-первых, брокер желал иметь право самостоятельно решать вопрос о приоритете заключения договоров купли-продажи ценных бумаг в своих интересах и договоров, заключаемых в интересах ко­митента.

Во-вторых, брокер предлагал гарантировать комитенту доход от инвестирования в ценные бумаги денежных средств комитента в раз­мере не меньшем, чем 0,0001 % от суммы этих средств.

В-третьих, брокер настаивал, чтобы комитент оплачивал ему ус­луги по предоставлению в письменной форме информации, содер­жащейся в решении о выпуске ценных бумаг, приобретенных для комитента, в сумме 10 тыс. руб. за одну страницу машинописного текста.

В-четвертых, брокер хотел, чтобы комитент предоставил ему право запрашивать у комитента сведения о его финансовом состоянии (пла­тежеспособности), которые могут помочь в правильном и своевре­менном исполнении обязательств перед ним.

Задача 4:

ЗАО «Аграрии» (изготовитель) и производственный коо­ператив «Прогресс» (разработчик) заключили договор о совместной деятельности, предметом которого являлось совместное производство высокоэффективных навесных плугов для гладкой пахоты.

Условиями договора предусматривалось, что кооператив передает ЗАО «Аграрий» документацию на изготовление навесных плутов, осуществляет надзор при корректировке документации, освоении и серийном производстве плугов.

В свою очередь изготовитель осуществляет производство новых плугов и отчисляет разработчику в течение срока действия договора 10% от продажной цены каждого проданного плуга.

В течение пяти дней после подписания договора ЗАО «Аграрий* должно было перечислить кооперативу «Прогресс» денежные средст­ва в размере 100 тыс. руб.

Предполагалось также, что кооператив «Прогресс» будет получать 10% выручки от реализации плугов и запасных частей к ним.

Через полгода стороны заключили дополнительное соглашение к договору, согласно которому кооператив «Прогресс» (правооблада­тель) за вознаграждение предоставил ЗАО «Аграрий» (пользователь) на срок действия договора право использовать в сто предпринима­тельской деятельности комплекс исключительных прав, принадле­жащих правообладателю на навесные плуги для гладкой пахоты, в том числе право изготавливать эти плуги и насыщать ими рынки России и стран - членов СНГ.

Ни регистрация договора, ни регистрация дополнительного со­глашения сторонами не проводились.

Поскольку ЗАО «Аграрий» своевременно не выплатило вознагра­ждение, кооператив обратился с иском о взыскании задолженности в арбитражный суд.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований на том основа­нии, что договор коммерческой концессии, подлежащий обязатель­ной регистрации органом, осуществляющим регистрацию юридиче­ского лица или индивидуального предпринимателя в соответствии со ст. 1028 ГК РФ, регистрационной процедуры не прошел, следова­тельно, является ничтожным в силу ст. 165, 1028 Г'К РФ.

Кооператив подал апелляционную жалобу с просьбой отменить ре­шение суда первой инстанции, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Во-первых, по мнению кооператива, спорный договор являлся договором о совместной деятельности, поэтому ничтожным является лишь дополнительное соглашение к данному договору. Именно до­полнительным соглашением первоначальный вариант договора о со­вместной деятельности был преобразован в договор коммерческой концессии.

Во-вторых, при подписании договора о совместной деятельности стороны руководствовались ст. 421 ГК РФ, предусматривающей сво­боду в заключении договора и в определении его условий.

В-третьих, признав договор ничтожным, суд ошибочно не приме­нил ст.166 ГК РФ, которая устанавливает последствия недействи­тельности ничтожной сделки, что позволило ответчику неоснова­тельно обогащаться за счет использования интеллектуальной собст­венности истца и присвоения причитающихся ему платежей.

ЗАО «Аграрий» не согласилось с доводами кооператива, полагая, что в соответствии со ст. 431 ГК РФ суд устанавливает буквальное значение условий договора путем сопоставления с другими его усло­виями и смыслом договора в целом. Условия договора, подписанного сторонами в первоначальной редакции, позволяют отнести его к до­говору коммерческой концессии.

Задача 5:

Коммерческий банк «Электра» выдал ЗАО «Росэлектро» кредит сроком на шесть месяцев.

ЗАО «Росэлектро» обратилось в страховую компанию ОАО «Лев- ко» с предложением продать страховой полис на предъявителя с при­ложением Правил страхования риска непогашения кредита, утвер­жденных ОАО «Левко».

Получив согласие, ЗАО «Росэлектро» перечислило страховщику 380 тыс. руб.

Приобретенный таким образом страховой полис ЗАО «Рос­электро» передало банку «Электра» в качестве обеспечения на слу­чай невозврата кредита и процентов по нему.

По условиям полиса страховая компания была обязана выплатить страховое возмещение в случае невозврата кредита по причине насту­пления любых событий с момента уплаты страхового взноса и до 31 декабря текущего года.

В назначенный срок кредит возвращен не был.

Полагая, что он является выгодоприобретателем по договору стра­хования риска непогашения кредита, банк сообщил страховщику о наступлении страхового случая и потребовал предоставить страховую выплату.

Страховщик заявил, что считает договор страхования незаключен­ным, поскольку письменного заявления о желании заключить дого­вор от банка не поступало. Кроме того, в подобных случаях необхо­димо заключение договора страхования ответственности заемщика за непогашение кредита. Между тем, в лицензии, выданной страховщи­ку, предусмотрена возможность только заключения договоров страхо­вания риска непогашения кредита.

Задача 6:

ЗАО «Миф» (страхователь) обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «Утес» (страховщик) страховой вы­платы в связи с кражей автомобиля с застрахованным грузом.

Право требования страховой выплаты было передано истцу стра­хователем - индивидуальным предпринимателем Вольским по дого­вору о переуступке прав требования (цессии).

При рассмотрении спора были установлены следующие обстоя­тельства.

Индивидуальным предпринимателем Вольским и ООО «Утес» был заключен генеральный договор транспортного страхования грузов, на основании которого страхователь представил страховщику два пись­менных заявления о намерении заключить договор страхования, со­держащих неполные сведения о перевозимом грузе: запасные части к автомобилям ВАЗ согласно накладным (упаковка стандартная; пере­возка осуществляется с участием экспедитора в течение 10 дней).

Страховщиком были выданы страховые полисы на страхование грузов: запасных частей к автомобилям ВАЗ, доставляемых авто­транспортом из города Тольятти в Москву, в которых содержалось дополнительное условие о предоставлении страхового покрытия на время стоянки лишь при наличии охраняемой стоянки.

Во время стоянки автомобиль с грузом был похищен, что подтвер­ждалось постановлением следственных органов.

Данное обстоятельство предприниматель Вольский (страхователь) расценил как наступление страхового случая и передал право требо­вания страховой выплаты ЗАО «Миф».

В обоснование отказа в удовлетворении требования о выплате страхового возмещения ООО «Утес» привело следующие доводы.

Во-первых, согласно полисам страховщик принимает на страхова­ние груз на основании Правил страхования грузов, оформляемое до­говором страхования грузов, заключаемого на основании письмен­ного заявления страхователя, с обязательным указанием всех необхо­димых данных о перевозимом грузе.

Однако в заявлении страхователя отсутствует требуемая полнота характеристики груза, а в полисах также не имелось сведений о номе­ре и дате перевозочного документа, тем самым не подтверждено, что застрахована именно спорная партия груза.

Во-вторых, страховые полисы содержали условие о наличии стра­хового покрытия только при обеспечении охраняемой стоянки.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная